Пятая колонна и «заговор электриков»

МШГП: убить Россию региональной дезинтеграцией

№ 52 (240) от 23 декабря 2014 г., стр. 5

На октябрьском семинаре иностранный агент — Московская школа гражданского просвещения, прикрываясь благими идеями развития федерализма, учила забайкальскую молодежь, как сделать из русского медведя чучело.


В 1773 г. Бенджамин Франклин — это который нынче у американцев на 100-долларовой банкноте нарисован — выступил с памфлетом «Как из великой империи сделать маленькое государство». В нем в афористической форме была сформулирована мысль: «Империю, как и большой пирог, легче всего уменьшить, обламывая по краям». Этот тезис деятеля, непосредственно причастного к дезинтеграции Британской империи, в полной мере относится к современным угрозам России. Недавняя пресс-конференция Владимира Путина продемонстрировала, что именно поставлено на кон в идущей войне с Западом: «Мы же почти от официальных лиц слышали многократно, что несправедливо, что Сибирь с ее неизмеримыми богатствами вся принадлежит России», — сказал Президент.

«Децентрализованная Россия, — заявлял З. Бжезинский, — это реальная и желанная возможность». Задача самосохранения России предполагает смену парадигмы региональной политики за счет восстановления центро-региональных скреп государственности. Россию может ожидать судьба Советского Союза. Под вероятный сценарий распада уже подводятся идейные основания, чем, собственно, и занимается правительство нашего Забайкальского края. Которое, мало того что принимает критическую массу абсурдных решений, доводя народ до ярости, чтобы «сорвать резьбу», так еще организовало в Чите 24-25 октября семинар иностранного агента — Московской школы гражданского просвещения (МШГП). На семинар для формирования региональных сепаратистских идеомифов и распространения в молодежной среде дезинтеграционных, с точки зрения российской государственности, идеологем был приглашен член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров.

«О Петровых начистоту»

Во-первых, Центр Карнеги ведет аналитическую работу прежде всего в области безопасности, внутренней и внешней политики России и при этом финансируется «Фондом Карнеги за международный мир», который, в свою очередь, финансируется Госдепартаментом, Национальным Советом по разведке, Министерством обороны США и иными «интересными» структурами, занятыми обеспечением интересов и безопасности Соединенных Штатов. Публика, «завязанная» на Фонд Карнеги, все эти новоявленные коучи и гуру, фактически является «агентами влияния» и проводниками западных ценностей в научной и образовательной среде нашей страны, а также занимается сбором информации по наиболее проблемным пунктам ее развития. Николай Петров среди них — не рядовой агент-провокатор, а руководитель региональной программы Центра Карнеги. Он занимается сопряженным анализом динамики социально-экономического и политического развития регионов России, попутно собирая региональные бренды водки как «зеркало регионального самосознания».

Николай Петров

Во-вторых, Петров — известный противник Путина, он обвиняет главу государства в региональной политике «с позиций имперских, великорусского шовинизма и представлений XIX века о величии страны». Петров рассматривает региональную политику федерального центра как сверхцентрализацию, прямо называя ее «путинским тупиком». И у нас в Чите Петров, с благословения правительства Забайкальского края, не «обманул» ожиданий.

В читинской молодежной аудитории он усиленно вбрасывал дезинтеграционные по отношению к территориальной целостности России идеологемы: «Не хотел говорить, понятно, что Россия сейчас сверхцентрализованная и сверхмилитаризованная страна. Это означает, уж что-что, а единство в этом смысле есть». Петров пытался компрометировать российский федерализм, навязывая стереотипы об имманентном империализме и автократичности Москвы: «Колоссальное отрицательное значение Крыма для нас в том плане, что для Китая — это очень серьезный урок. Что если нельзя, но очень хочется, то можно… Я не разделяю Крым и Украину, считаю, что это большая ошибка — аннексия Крыма, за которую нам всем придется платить, и чем дальше — тем дороже».

Тут Петров на семинаре правительства Забайкальского края прямо полемизирует с Путиным, который на днях сказал, что «Россия платит не за Крым, а за взятый ею курс на реальный суверенитет — то есть мы бросили вызов глобальному гегемону и в ответ получили войну». В продолжение этой полемики Петров последовательно пробовал себя и в формировании негативного образа российской цивилизации: «Если быть сырьевым придатком, то, мне кажется, лучше быть сырьевым придатком вместе с Европой, чем сырьевым придатком для Китая». Петров старался размыть образ российской культурной и цивилизационной идентичности: «Я не считаю, что Чайковский или Гоголь — это русские, которыми мы можем гордиться перед Европой, они — европейцы». Под предлогом, что время империй безвозвратно прошло, Петров тужился, препятствуя распространению идеологий интеграционного типа: «Я желаю максимального открытия страны и не столько на Восток, сколько на Запад».

Об австро-финском будущем Забайкалья вне России

Но, надо отдать должное, этот Петров совсем не дурак, и делал он свое черное дело как бы исподволь, подводя аудиторию к заранее сформулированным выводам: «Поскольку мы сейчас будем говорить о регионах и о том, как будет выглядеть страна, вопрос заключается в том, какой бы вы хотели видеть страну, в которой будут жить ваши дети», — начал он свою «лекцию». Предложил аудитории четыре варианта, первый: Австрия — маленькая страна, бывший центр крупной империи. «Страна сравнительно развита, — кудахтал Петров, — не встроена жестко в международные структуры при этом находящаяся в центре многих из них. И страна с высоким уровнем жизни». Очевидно, Петров не только читал памфлет Франклина «Как из великой империи сделать маленькое государство», но и прилагает усилия для его воплощения в российскую жизнь, прививая нашим детям лошадиные дозы девиантного поведения.

Вспомнил, кстати, и Александра Второго. Мол, дал же царь-батюшка финнам автономию, интересный эпизод нашей общей истории. Напускная многозначительность — более автономная и самостоятельная Финляндия вот теперь как процветает. Рояль в европейских кустах — припомнил и дружка шотландца, который проголосовал на недавнем референдуме за отделение от Великобритании. Но идея его заключалась, понятно, не в том, чтобы Шотландия вышла из состава Великобритании, упаси Бог. А в том, оказывается, цитирую: «Чтобы количество голосов за выход было таким большим, чтобы процесс делегирования Шотландии многих полномочий, которых она сейчас не имеет, но добивается, пошел бы быстрее». В этой связи, по мнению Петрова, оценивать референдум как неудачу нельзя, это большая удача, вместо развода они запустили процесс серьезного перераспределения полномочий. Ну и чтобы два раза не вставать, сразу про то, что у нас Совет Федерации не отражает интересы регионов.

Вот какой образ мыслей Петров хотел бы, думаю, навязать читинской молодежи, дословно: «Я бы желал, чтобы больше людей думали об Австрии как об очень интересном варианте гигантской, очень сложно составной полиэтничной империи в совершенно новую структуру. Когда я думаю об Австрии, я не имею в виду, что осталась Москва, которая живет хорошо, а все остальные рядом сосут локоть (виртуозная попытка поиграть на местном недовольстве противоречиями в региональном развитии — авт.). Я имел в виду, что вот эта жесткая Австро-Венгерская империя трансформировалась в пространство, где Австрия и Вена продолжают играть очень важную роль. Но эта роль уже мягкой силы, а не жесткой силы, это роль уже убеждения и привлечения, и продолжение выполнения функций гигантской и очень сложной империи. А не цепляние любой ценой за любые куски этой империи, лишь бы формально держать их в определенных границах». В общем, все по Франклину: «Империю, как и большой пирог, легче всего уменьшить, обламывая по краям», трансформируя ее в некое пространство. Где в жанре абсолютной утопии все будто бы станут жить «как в Австрии» или «как в Финляндии», сценарии у «мэтра», видно, однообразны.

Читинский фронт новой холодной войны

Думаю, поэтому и сразу после того, как Министерство юстиции России повторно включило МШГП в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, Путин так недвусмысленно ответил на вопрос о пятой колонне: «Надо иногда вещи называть своими именами… А пятая колонна — это те люди, которые исполняют то, что продиктовано интересами другого государства, их используют в качестве инструмента для достижения чуждых нам политических целей».

В октябре мы в Чите на семинаре МШГП столкнулись с проявлением той самой войны, ставкой в которой является само существование России — потому что просто так никто от нас не отстанет. «Не оставят, — говорил на днях Путин, — потому что будут всегда стремиться к тому, чтобы посадить русского медведя на цепь. А как только удастся посадить на цепь, вырвут и зубы, и когти. В сегодняшнем понимании это силы ядерного сдерживания». Ремарку Путина про силы ядерного сдерживания можно считать прямым ответом на выпад Петрова на октябрьском семинаре в Чите: «Ставка на то, что у нас есть ядерное оружие, она, мне кажется, не может быть ни надежной, ни долговременной». Тут типичный пример, как бывает, когда слово за слово, и нельзя не согласиться с Путиным: «Как только, не дай Бог, это произойдет… тогда мишка вообще не нужен. Чучело из него сделают, и все».

Николай Петров пару лет назад про «чучело» открыто говорил: «Есть высокая вероятность, что Путин политически не доживет до конца президентского срока… в какой-то момент — думаю, через полтора-два года — для политической элиты Путин станет не гарантом и источником легитимности, а тяжелым бременем. И тогда, чтобы сохранить систему, элита должна будет Путиным пожертвовать». Лично я, Бакшеев Алексей Проклович, надеюсь, что Путин переживет и МШГП с Петровым, и нынешнее правительство Забайкальского края с Ильковским-Луковцевым-Кузнецовым, которые тоже стучат копытами в сторону Запада. Понятно, что пятая колонна, то есть откровенные предатели, работающие на врага, вроде Николая Петрова со читинские товарищи, малочисленна и видна даже невооруженным глазом. Но опасность в том, что через нее организуется атака на Россию немалой части космополитической общественности, игра втемную на ее комплексе «обличителей», как бы избранных людей с «идеологическими» разногласиями с властью (подробности см. на странице руководителя секретариата губернатора Кузнецова на фейсбуке).

В настоящее время мы видим бурный рост регионального самосознания. Я считаю, что такие Петровы и их читинские подручные работают над превращением этого объективного и в целом положительного процесса в угрозу государственного распада Российской Федерации. Вероятно, в ближайшем будущем они попытаются актуализировать эту угрозу и по отношению к нашему Забайкальскому краю. «Мы хотим сохраниться и бороться, быть более независимыми, или мы хотим, чтобы нашу шкуру повесили на стенку. Вот у нас какой выбор», — сказал на недавней пресс-конференции Путин.

Давайте уже делать этот выбор.

Алексей Бакшеев


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии (0)