Избранные материалы недавних выпусков

Школьник насиловал коз и детей в Бырке

№ 9 (250) от 3 марта 2015 г., стр. 6

«Этот школьник у нас половину коз огулял! Да мы его каждый день из-под моста крапивой прогоняли! А он потом на детей полез — двух одноклассников изнасиловал!» — кричит в трубку одна из жительниц села Бырка. Услышав про сельский Содом, «Вечорка» тут же сорвалась на место событий, чтобы своими глазами увидеть наделавшего шороху школьника и его жертв.


Брыкающаяся Бырка

«Вечорку» встречает почти инфернальное зрелище — тощая корова пытается взобраться на старый гнилой забор. Видимо, и до нее дошли слухи о местном малолетнем маньяке-зоофиле, который на протяжении нескольких лет держал в страхе весь соседский скот. Мы оторвали взгляд от этой пугающей картины и поехали дальше, к хозяевам одной из пострадавших коз, чтобы услышать историю о похотливом шестикласснике из первых уст.

У избы «Вечорку» встречает отец большого семейства — Александр. Он просит называть себя Саней.

— Этот Вадька и мою козу Маню огулял! Ее когда домой вернули — у нее такие глаза были… как будто вот-вот заплачет. А хрена ли мне делать? Я ее зарезал, чтобы не вышло ничего, — жалуется Саня.

Хозяин провожает нас на кухню и знакомит со своей женой. Уставшую женщину с натруженными руками зовут Анной, она вырастила и воспитала восьмерых детей, а теперь состоит в родительском комитете Быркинской школы. Анна считает, что во всех сельских беспорядках виноваты именно учителя. Они частенько приходят на уроки пьяными, ведут занятия «на отвали», а об элементарной заботе о детях и речи нет. Плохие учителя — не единственная проблема Быркинской школы. Спортивный зал, например, уже на протяжении нескольких лет находится в аварийном состоянии, а инвентаря там вообще нет. Футбол, скакалку и гимнастику детям заменил 45-минутный бег по старому разваливающемуся залу. Изнасилование тоже произошло в злополучной школе.

— У нас в школу даже пьяных детей часто пускают, недавно вот на крыльце один уснул. Учителя это от нас скрывают, но ребятишки то все видят. Они нам врать не станут. Говорят, что и в туалетах курят, и прямо на крыльце. И мальчика маленького изнасиловали тоже в школе. Этот самый Вадик его в туалет загнал у всех на глазах и того… изнасиловал. Теперь все отнекиваются, мол, не видели ничего, да и Вадик этот врет. Но возили же на экспертизу, там все и выяснили. Было изнасилование, — рассказывает Анна, член родительского комитета.

Анна: «Быркинская школа — это помойка»

По ее словам, «шалости» Вадима Н. начались еще несколько лет назад. Тогда в печально известной Быркинской школе подростки изнасиловали девятилетнюю девочку прямо на глазах у Вадима. Тот, видимо, решил взять пример со старших товарищей и огулял несколько коз. Взрослые постоянно выгоняли малолетнего зоофила из-под моста, где он и забавлялся со скотом. Потом Вадим перешел на своих сверстников. Первой жертвой малолетнего извращенца стал его одноклассник, но на этот шокирующий случай внимания никто не обратил. Ни родители Вадика, ни школьные учителя, ни даже чиновники и силовики не придали этому значения. Вадим Н. спокойно продолжал учиться в школе, будто ничего и не произошло. Равнодушие жителей Бырки обернулось еще одним изнасилованием. Тут уж родители школьников взбунтовались и потребовали поместить насильника-зоофила за решетку. Но парню только через месяц исполнится 14 лет, так что посадить его пока невозможно. Учителя решили проблему с насильником просто — изолировали Вадима от других детей, и теперь он учится отдельно от всех — по субботам.

Бухающая Бырка

Понять, что такое школа в Бырке, можно только увидев ее, поэтому «Вечорка» отправляется в тот самый рассадник разврата. Дорогу нам указывает племянница Сани восьмиклассница Марина. По дороге девочка рассказывает нам о том, что хочет работать в полиции. Оно и неудивительно, ведь в таком месте, как Бырка, только и думаешь, как бы защитить себя и своих близких.

— Сэсэгма, ты чо, мне не веришь? Да я правда с «Вечоркой» езжу, они про Вадьку хотят написать! — вопит в трубку наш проводник, пока мы пытаемся найти короткий путь.

Дружно подпрыгивая на каждой кочке разбитой дороги, мы подъезжаем к школе. Лучи наших фар освещают жуткое деревянное здание. Обломки забора, облупившаяся краска на окнах и черная от копоти крыша — ничто не говорит о том, что мы стоим перед учебным заведением. Раздается визг тормозов, и из облака пыли появляются директор школы Марина Иванова и классный руководитель насильника-зоофила некто Бекетов. От колоритной парочки разит дешевым спиртом. Марина Иванова развязно заявляет, что не намерена давать никаких комментариев.

— Какое вам вообще дело? Изнасилование еще не доказано, так что хватит тут все разнюхивать. Мы вам ничего рассказывать не собираемся, так что езжайте-ка отсюда, — шипит спутник директрисы Бекетов. Пошатываясь, школьные наставники садятся в свою громыхающую машину и скрываются за поворотом.

Мы не теряем надежды разобраться в истории сельского Содома и едем дальше, к родственникам изнасилованного шестиклассника Димы. У разбитой калитки играет сам мальчик. Он такой маленький — даже поверить сложно, что перед нами шестиклассник. Черная шапка Димы смешно сползает на глаза, рукавички явно велики, а его беззубая улыбка поражает детской беззащитностью. Дима что-то сбивчиво рассказывает про свою семью и маленькой ручкой показывает на покосившийся дом. Здесь он и живет. У дома покуривает его дядя, Виктор. Он играет толстой позолоченной цепью и говорит, что насильника Вадьку увезли на суд. Там он во всем сознался и получил три года детской колонии. По словам Виктора, через месяц Вадиму исполнится четырнадцать, и вот тогда малолетний насильник отправится прямо за решетку. Хозяин распахивает перед нами калитку и зовет пройти в дом, но в дверях появляется раскрасневшаяся бабушка изнасилованного мальчика. Она отказывается разговаривать с «Вечоркой» и запрещает своему родственнику давать нам какие-либо комментарии. Хлопнув дверью, старуха исчезает в покосившемся доме. Виктор только пожимает плечами и провожает нас до ограды. Маленький Дима молча машет нам вслед.

Последний пункт нашей командировки — дом насильника. Ограда пугает своей пустотой. Почерневший и грязный дом выступает из темноты. Единственный источник света — грязные, покрытые копотью окна. Их скрывает бесформенная черная одежонка. Одинокий обитатель этой запущенной ограды — тощий щенок, который при виде нас забился в угол своей маленькой ржавой клетки. Тишину разрезает мерзкий скрип калитки.

Марина, которая сопровождала нас всю дорогу, решается войти в дом. Мы вынуждены остаться снаружи и ждать родственников малолетнего насильника Вадима. Из дома выскакивает Марина.

— Там это, отчим только. Он просил передать, что дома никого нет, — испуганно шепчет девочка.

Она рассказывает, что семья Вадима не самая благополучная в поселке. Отец давно спился, а мать завела себе нового ухажера. Смотреть за парнем было некому, может, потому он и пошел по кривой дорожке?

Наслушавшись историй про сельский Содом, «Вечорка» оставляет позади Бырку с ее безжизненными пейзажами и потерянными жителями. До какого отчаяния должен дойти тринадцатилетний мальчишка, чтобы залезть на козу? Кто или что толкнуло его на изнасилование своих же друзей? И почему власти обратили внимание на Вадима только после того, как он сломал жизни нескольких детей? Возможно, причиной отклонений Вадима стало безразличие его родителей, которым всегда было наплевать на воспитание собственного ребенка. Или сельская школа, где дети могут просить сигареты у своих же учителей и насиловать младшеклассников в туалетах. По всей вероятности, большинство жителей Бырки не были удивлены тем, что шестиклассник на протяжении нескольких лет насиловал коз, а после перешел на маленьких детей. Они словно не видят в этом ничего шокирующего, как будто такой звездец творится каждый день. Может теперь, когда малолетний зоофил получил приговор, быркинцы начнут воспитывать своих детей и наведут порядок в давно запущенной школе?

Александра Муромцева, Анастасия Потихенская, фото Владимира Кантемира


П.С.: Пока верстался номер, выяснилось, что Вадим Н. все еще находится в родной Бырке. Меньше чем через месяц парню исполнится 14 лет и его определят либо в детскую колонию, либо в спецучреждение.

А тем временем:

Ясно дело, что на такое опасное редакционное задание, как поиски педофила-зоофила в забытой богом деревушке, отпустить хрупких девчонок-второкурсниц одних мы не могли. Посему я выступил у них в роли водителя, фотографа и охранника — три в одном, в общем. Ужасные события, о которых повествуют девчонки, происходили в двух соседних селах — Бырке и пос. Уртуйском, объединенных общим сельсоветом. Поселок Уртуйский, где обитает зоо-педофил Вадик — это бывший военхоз № 8, кормивший раньше войска ЗабВО-СибВО мясом, а теперь прозябающий в жутком депресняке, от которого даже коровы залазят на заборы.

Владимир Кантемир


Версия для печати

Поделиться ссылкой
в соцсетях:


Комментарии (147)