X




X






X

Напишите нам:

Сегодня 24.04.2017. Сейчас в Чите 1°С
56,23 60,31 81,68
Теперь вечорку можно купить онлайн!
19.12.2016

Песни в память о СССР: Белоруссия

25 декабря исполняется 25 лет крупнейшей геополитической катастрофе в истории человечества. Еще совсем недавно на огромном пространстве от Балтийского моря до Берингова пролива жили в дружбе и согласии пятнадцать сестер – пятнадцать республик, которые все вместе составляли Союз Советских Социалистических Республик. «Вечорка» в память о дне крушения СССР даст возможность вспомнить наиболее известные песни советских республик. Начнём с певучей неньки Украины.

Чтобы сегодня ни говорили об СССР, но дружба народов не была расхожим выражением. В то время можно было совершенно свободно приехать из Риги в Тбилиси, или из Киева в Душанбе и везде тебя встречали как самого дорогого гостя.

Разные народы Советского Союза объединяла не только общая территория или идеология. Прочен был Союз на самом мощном уровне – на уровне простых людей. За праздничным столом люди русские с удовольствием пели грузинскую «Сулико», а знатные хлопководы из Узбекской ССР считали своей эстонскую певицу Анне Вески.

«Вечорка» в память о дне крушения СССР даст возможность вспомнить наиболее известные песни советских республик. Продолжаем поэтичной Белоруссией.

Halt! Alarm! Partizanen 13-37 20.12.2016

О СОВЕТСКИХ ПАРТИЗАН В ГОДЫ ВОВ. СТРАШНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ23.11.2016 Они убивали своих, тех, кто ждал от них защиты, чтобы послать нужные начальству отчеты.Женщин и детей — стариков и юношей. Комсомольцев и жен фронтовиков. Тех, кто всей душой ненавидел нацистов — убивали красные партизаны.Еще одна ложь о героях войны родом из СССР раскрылась.Лапидус.На дражненском кладбище похоронены убитые 14 апреля 1943 года жители. Некоторые семьи в то роковое утро партизаны уничтожили полностью. Ставить памятники на их могилах было некому. Многие захоронения почти сровнялись с землей и скоро вовсе исчезнут.Сегодня Дражно — благополучная деревня, с хорошей дорогой, старенькими, но ухоженными домиками.У деревенского продовольственного магазина мы встретились с другими живыми свидетелями партизанского преступления. До дома Евы Мефодьевны Сироты (сегодня бабушке идет 86-й год) партизаны не добрались.— Деточки, не дай Бог кому-нибудь узнать ту войну, — хваталась за голову Ева Мефодьевна. — Мы выжили, а мою подругу Катю застрелили, хоть кричала: «Я своя!» Застрелили невестку и свекровь, их маленького мальчика бросили умирать. А ведь отец их семейства воевал на фронте.— Люди хавались в ямах из-под картошки, так одну семью прямо там и расстреляли, не пожалели, — с отчаянием говорил 80-летний Владимир Апанасевич. Дедушка не выдержал и разрыдался. — Меня судьба спасла, а ведь некоторых подростков партизаны специально отводили за полкилометра в поле и расстреливали. Недавно к нам приезжали из райисполкома, человек восемь. Спрашивали о сожжении Дражно партизанами, правда ли это. Больше молчали, покачивали головами. Так молча и уехали.Александр Апанасевич, сын дедушки Владимира, показал паспорт убитой партизанами Валентины Шамко. На фотографии — девочка, милая, с наивным взглядом, беззащитная.— Это моя тетя. Мама рассказывала, что ей стреляли в голову, — с недоумением в голосе рассказывает дядька Александр. — Мама хранила простреленную косынку Валентины, но сейчас найти ее я не могу.«…бой прошел очень удачно»А комбриг Иванов в докладе начальству подвел итог боевой операции в Дражно так (из дела №42 фонда 4057 Национального архива РБ, целиком сохраняем авторский стиль):«…бой прошел очень удачно. Свою задачу выполнили, гарнизон разгромлен полностью, за исключением 5 дзотов, из которых войти не удалось, остальная полиция уничтожена, убитыми и задохнувшимися от дыма насчитывается до 217 сволочей…»За эту «операцию» многие партизаны были представлены к наградам.Если бы дражненцы не рассказали о трагедии далеких дней Виктору Хурсику, о диком сожжении белорусской деревни партизанами никто никогда бы не узнал.Обыкновенная красная сволочь — комбриг Иванов.— Видимо, это делать поздно. Мне известно, что, когда вышла книга, Министерство информации отправило ее на закрытую рецензию авторитетным специалистам. Ученые пришли к выводу, что факты, которые я привожу в книге, соответствуют реальности. Я предвидел такую реакцию. Свою позицию я считаю государственной, как и подход министерства. У меня была одна цель — поиск истины. К политике книга «Кровь и пепел Дражна» никакого отношения не имеет.— Как вы узнали о сожжении деревни?— Ко мне решились обратиться сами дражненцы. Сначала я не поверил, что партизаны могли сжечь деревню с мирными жителями. Проверял и перепроверял. Копался в архивах, не раз встречался с жителями Дражно. Когда я осознал глубину трагедии, то понял, что необходимо говорить не только о геройстве, но и о преступлениях партизан, а они были. Иначе белорусская нация не состоится.— В книге много документальных компроматов на партизан, откуда?— В каждом отряде был чекист. Он старательно фиксировал все случаи нарушений дисциплины, доносил об этом вышестоящему начальству.— Сжигали ли партизаны белорусские деревни повсеместно?— Конечно, нет. Большинство партизан храбро сражались за свободу Родины. Но отдельные случаи преступлений против мирного населения были. И не только в Дражно. Такая же трагедия произошла в деревне Староселье Могилевской области, в других регионах. Сегодня необходимо ставить вопрос о том, чтобы государство установило памятники на местах трагедий.— А какова судьба командира 2-й минской партизанской бригады Иванова?— Он выходец из Ленинграда. Руководить бригадой 21-летнего Иванова направили из штаба партизанского движения. Из документов понятно, что из-за его неопытности погиб не один партизан. Тех, кто отказывался идти в глупые атаки, он лично расстреливал. Иванов, пожалуй, один из немногих партизанских комбригов, которому не присвоили звание Героя Советского Союза. По сведениям, полученным от бывших ответственных работников Пуховичского райкома КПБ, в 1975 году он покончил жизнь самоубийством.— И все-таки в голове не укладывается, почему партизаны пошли на такое жуткое преступление?— До 1943 года они практически не воевали, отсиживались в лесах. Полицаи и партизаны жили относительно мирно, только под давлением сверху случались стычки. Но в 1943 году Сталин начал требовать конкретных результатов. Взять полицейский гарнизон в Дражно Иванову не хватило таланта. Тогда командование бригады пошло преступным путем. Решили сжечь деревню, убить местных жителей и выдать их за полицаев.Виктор Хурсик включил в свою книгу свидетельства еще нескольких выживших жертв сожжения Дражно. Этих людей уже нет в живых.Докладная записка начальника особого отдела НКВД Безуглова «О политико-моральном состоянии 2-й минской партизанской бригады»:«…Возвращаясь обратно, заехали (партизаны. — Ред.) к Гуриновичу М., выдрали еще 7 семей пчел, сломали замок, влезли в хату, забрали все вещи, вплоть до чугуна, забрали также 4 овечки, 2 свиней и прочее.Данным мародерским поступком возмущено все население и требует от командования защиты.За отрядом Кутузова мародерских поступков очень много, поэтому требуется по данному вопросу принять меры в самом жестком порядке…»Рассказ свидетельницы сожжения Дражно Екатерины Гинтовт (жены Героя Советского Союза):«В шестидесятых назначили нам нового начальника. Был он спокойный такой. Может, на второй или третий день его прихода между нами случился разговор.— Где были в войну? — спросила я.— На фронте и в партизанах.— А где в партизанах? У нас же во время войны они убили многих, сожгли полдеревни.Были в Стародорожском районе, в Дражно…Я рассказала, что в Дражно у меня застрелили подругу, сожгли и убили других жителей.Как я ему это сказала, смотрю — человеку на глазах стало плохо.— Пойду в больницу, — сказал.Через несколько дней начальник умер».