X




X






X

Напишите нам:

Сегодня 22.08.2017. Сейчас в Чите 13°С
59,14 69,43 88,66
Теперь вечорку можно купить онлайн!
Расследования 03.08.2017

Тема дня Перерезанные вены ПГС

К середине нулевых долевое строительство в стране набирало обороты, как довольно успешный вид бизнеса. Строителям было выгодно работать, имея полученные за еще несуществующее жилье деньги, покупателей привлекали низкие цены. Несколько строек с привлечением денег дольщиков развернулись и в Чите. 

За дело взялись такие компании, как ООО «Север», ООО «Стройинвест» и даже созданный при поддержке региональных властей «Фонд развития жилищного строительства Читинской области». Впрочем, вскоре все эти организации прекратили работу по разным причинам. Дольщики пикетировали органы власти, строители вертелись ужами на сковородках, а чиновники в ужасе придумывали схемы выхода из ситуации. В этой обстановке и началась многолетняя афера, в результате которой на грани смерти оказалась одна из крупнейших строительных организаций края.

Несчастный адрес
Компания «Стройинвест» с 2007 года возводила как минимум три дома на деньги дольщиков, в том числе и многоэтажку на Белика, 13. Спустя два года стройка встала, а еще через год — в 2010-м — дольщики всерьез забеспокоились, назвали себя обманутыми и с плакатами вышли под окна правительства. В качестве их спасителя губернатор Равиль Гениатулин назначил молодого вице-премьера Александра Холмогорова. Его работа заключалась не столько в утешении дольщиков и общении с прессой, сколько в поиске добросовестных компаний, которые могли бы достроить жилье.

Источники «Вечорки» считают, что Холмогоров имел тесные связи с учредителями «Стройинвеста» и был намерен помогать именно этой компании, а не искать ей замену. В идеале организация должна была получить деньги из бюджета, а затем продать правительству 14-этажное здание в блоке А. Задачи, надо отметить, крайне противоположные, и этим противоречием можно объяснить попытку привлечения иркутской организации «Труд», известную строительством дорог. Иркутянам, впрочем, обуза на Белика оказалась не нужна. 
Тогда Гениатулин напрямую вышел на директора местной компании «Промышленно-гражданское строительство» Веру Шаврову и лично попросил помощи. 24 февраля 2011 года правительство в лице Равиля Гениатулина, директор «ПГС» Вера Шаврова и гендиректор «Стройинвеста» Д. Дроботушенко подписали соглашение. «ПГС» обязалось достроить дом на Белика, 13, правительство сулилось помочь с получением кредита и его выплатой, а «Стройинвест» должен был передать новому застройщику все документы и права на земельный участок. Соглашение также устанавливало, что дом должен быть сдан в III-IV квартале 2012 года.

Комментируя это соглашение краевым газетам весной 2011 года, Вера Шаврова назвала его непростым, так как «Стройинвест» собрал с дольщиков 60% средств, а в стройку вложил только 35%. Тогда, по ее подсчетам, на завершение строительства требовалось 180 миллионов рублей, а убыток должен был составить 30 миллионов. Взяться за такой невыгодный проект директора «ПГС» подвигла личная просьба губернатора, поэтому она надеялась, что власти помогут не только с кредитованием, но и с оформлением документов, и с подключением коммуникаций. 
Практически сразу «ПГС» столкнулось с наследством махинаторов из «Стройинвеста», неправильно оформивших земли. Предшественники замежевали площадку только под зданием, чтобы незаконно снизить площадь арендованного участка почти в два раза. Они возвели часть здания в другой территориальной зоне, а другую часть — на земле совершенно постороннего собственника.

Через полгода после подписания соглашения Шаврова начала писать Гениатулину письма, предупреждая о тяжелой финансовой ситуации. Однако просто так денег из бюджета власти дать не могли. Поэтому министерство территориального развития осенью 2011 года организовало аукцион, чтобы купить у «ПГС» офисные помещения площадью 6,2 тыс. кв. м. в строящемся доме за 248 млн. рублей. Спустя год эта площадь властям показалась излишней, поэтому чиновники отказались от части кабинетов, снизив цену до 58 миллионов. 
Забегая вперед, надо сказать, что власти вовсе отказались от покупки, расторгли контракт и потребовали возврата денег. На тот момент средств у «ПГС» не было, так как они ушли на стройку, а контрольно-счетная палата грозила чиновникам уголовными делами, если бюджет не получит средства по разорванному контракту. Поэтому власти провернули такой карточный фокус: выплатили организации субсидию, чтобы позже забрать эти деньги в качестве выплаты за офисные помещения. Вдобавок, с «ПГС» попытались взыскать 13 млн. рублей в качестве процента за пользование деньгами. Суд снизил требование до 3 миллионов, но позже, поняв моральное уродство иска, чиновники отказались от него.

Проблемный — не проблемный
Переписка директора «ПГС» с властями в разгар строительства стала напоминать разговор немого со слепым. В июле 2012 года Шаврова просила занимавшего пост министра территориального развития Александра Бутырского о выделении субсидий за подключение дома к сетям тепло- водо- и энергоснабжения, телефонным линиям и канализации. Бутырский отвечал: субсидии выдаются только на строительство объектов, признанных проблемными, а дом по Белика, 13, таковым не является. 

Надо отметить, что признать дом проблемным правительство могло, если работы на нем не ведутся более семи месяцев. Это происходило до появления «ПГС», но как только организация зашла на объект, он перестал быть «проблемным». Но куда и кому власти направляли бы субсидии? «Стройинвесту», который едва не оставил без жилья и денег сотню дольщиков? Что мешало чиновникам изменить правила и помочь строителям, которые взялись обеспечить дольщиков жильем? Ответить на эти вопросы помогает информация источника о возможной дружбе Холмогорова с учредителями «Стройинвеста». Надо сказать, что часть субсидии «ПГС» все-таки получило, но только для того, чтобы опять вернуть в бюджет.

Осенью 2012-го, когда сроки сдачи дома срывались из-за нехватки денег, письма Шавровой стали еще более тревожными. К этому времени иссякли средства полученного кредита, и «БИН-Банк», отказав в отсрочке, начал требовать выплат — по 6 миллионов ежемесячно. Ответ Светланы Доробалюк, возглавлявшей в то время краевой Минфин, можно уложить в известную фразу: денег нет, но вы держитесь. 

Одновременно с этим перед «ПГС» нарисовалась еще одна проблема. «Стройинвест», непонятно почему, проявил неслыханную щедрость, продав 20 покупателям квартиры по цене 10 тыс. руб. за квадратный метр. Хотя себестоимость метра в то время составляла не меньше 30 тысяч, а продавалось жилье в новостройках значительно дороже. Подарки получились просто царскими, и их можно объяснить тем, что покупатели были родственниками членов ОПГ «Осиновские». Так, некто Сухаревич получил в доме две квартиры площадью 63 и 99 квадратов за 1,6 миллиона. Осинцева получила квартиры по 99 квадратов за 1,9 миллиона. Еще несколько дольщиков покупали квадратный метр за 20-22 тыс. руб. По идее, в ситуацию должно было вмешаться правительство. Однако на собрании дольщиков Александр Холмогоров отказался пересматривать цены.

В 2013 году стройка завершилась. Дольщики получили 106 квартир, а «ПГС» оказалась на грани гибели. После того, как ветер перемен унес в отставку Равиля Гениатулина и его правительство, ситуация кардинально не поменялась. Правительство Константина Ильковского, в частности Алексей Шеметов, старался вникнуть в проблему и не допустить гибели «ПГС». Однако ветер унес и его. В сухом остатке компания Шавровой получила от властей только 25 млн. и по 276 тыс. рублей — мизерная сумма — за каждую из 106 квартир. Офисные помещения, которые чиновники намеревались купить для своих нужд, оказались не нужны никому и продаются до сих пор. 

Банку организация отдала только 20 из 60 миллионов, полученных в кредит. За остатки долга банк намеревается забрать офис, в котором работает «ПГС» и, что еще более страшно, осенью такая же участь может постигнуть производственную базу. При этом правительство осталось должно компании еще 87 млн рублей, но долг этот оно не признает.

— Я написала губернатору Наталье Ждановой о том, что есть аудиторское заключение о наших убытках. Из этой суммы нужно отнять 13,3 миллиона, которые мы получили ранее, и остается 87 миллионов. Если мне отдадут эти деньги, то все проблемы организации решатся, я смогу выйти хотя бы на нуль. Однако из Минфина приходит ответ: проверка ваших расчетов не входит в полномочия правительства. Но какие там полномочия, мне не интересно, вы мне деньги отдайте, чтобы сохранить организацию. Но правительство глухо. В 2015 году правительство неверно посчитало размер субсидии, а сегодня заявляет, что не может исправить эту ошибку, — восклицает Вера Шаврова.

Она уверена, что нежелание чиновников признать долги связано с тем, что губернатору подают неверную информацию. Не будучи специалистом в строительстве и финансах, Жданова соглашается с подчиненными и не дает добро. Вопрос о том, кому и зачем потребовалось убивать «ПГС», мы дадим в следующем номере, рассказав о том, как компанию лишили крупного подряда. Сама Шаврова говорит об этом так: «Кредитом мне перерезали финансовые вены, чтобы я истекала кровью, а включив в списки недобросовестных поставщиков, сделали контрольный выстрел».

Ефим ДОБРЫНИН, фото Владимир Кантемир
На фото: Дом на пр. Белика, 13.

 

На-та-ша 13-53 03.08.2017

Жалко ПГС, хорошо строит Вера Алексеевна, будет жаль, если ее уберут с рынка застройщиков. Живем в ее доме 12 лет, ни каких жалоб. Дом теплый, ни чего ни где ни ходит, не смотря на то, что стоит возле речки. При оформлении ни каких проволочек, работа построена замечательно. А "уважаемому правительству" стоило бы напречся и помочь ей!!!

лЕН 14-45 03.08.2017

ЖИВЕМ В СТРОИНВЕСТОВСКОМ ДОМЕ НА СУГЛИННОЙ. дом замечательный теплый. несмотря на то что угловая кв.

проруха 03-29 05.08.2017

Так же прошу рассказать в следующих выпусках каким образом Вера Михайловна стала владельцем акций ЗАО "ПГС"!?