X




X






X

Напишите нам:

Сегодня 22.01.2018. Сейчас в Чите -25°С
56,58 69,39 88,36
Теперь вечорку можно купить онлайн!
Анонсы 13.12.2017

Тема дня «Вечорка» № 50 в PDF-версии: давай баяртай, удавка «Нефтемаркета» и криминальный министр в правительстве Ждановой

Ветераны труда из Агинского округа отправили письмо Наталье Ждановой и наполнено оно совсем не благодарностями. Тем временем и в правительстве губернатессы нашелся свой министр с криминальными корнями – это Александр Волков. «Нефтемаркет» же продолжает душить Забайкалье занебесными ценами на ГСМ. Эти и другие темы в «Вечорке» № 50, он поступил в продажу сегодня. На сайте газеты доступен и PDF-вариант номера.

Агинские ветераны обижены на власть. Стоит прочитать лишь один абзац из их письма, отправленного на имя Натальи Ждановой. Чтобы убедиться в этом:

«… наших избранников – депутатов мы видим только в дни предвыборных кампаний. Они жужжат как пчелы, а после избрания улетают на медоносы. Ставши чиновниками, они решают вопросы только собственного благополучия. Например, пекутся о доплатах к трудовым пенсиям чиновников, если даже в бюджете нет денег. А мы, голосуя за вас, надеялись, что многое изменится. Но время идет, а воз и ныне там».

Полный текст письма агинчан вы найдете на стр. 3 «Вечорки» № 50.

«Черной овцой» в правительстве Ждановой можно назвать министра природных ресурсов Александра Волкова, которого признали виновным в нарушении прав предпринимателя и неисполнении решения суда. По двум статьям УК его лишили права занимать госдолжности на 3,6 года и оштрафовали на 150 тыс. рублей. О похождениях министра Волкова читайте в материале «Ростехкошмар».

«Нефтемаркет» все туже сжимает удавку на шеях забайкальских автолюбителей. Цены растут с бешеной скоростью. Совсем недавно бензином был взят исторический рубеж в 40 рублей. Не за горами тот день, когда и цена в 50 рублей с лишком не будет вызывать шока. В Борзе такое положение дел терпеть не собираются и готовы к решительным действиям. О бензиновых страданиях в материале «Забайкалье в бензиновой удавке «Нефтемаркета».

Эти и другие материалы читайте в «Вечорке» № 50, который вышел в свет сегодня, 13 декабря. На сайте газеты доступна PDF-газеты.

СК СУ Заб.к 19-47 13.12.2017

КОЛЫЧ раскрыл в суде секрет ПОЛИШИНЕЛЯ о том, чем в действительности является досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. Оказывается, он и другие досудебщики являются агентами, завербованными оперативной службой МВД. То, что и так было известно всем, стало «открытием» для прокуратуры, которая эти соглашения и заключает. «Милицейские разработчики» - так выразился Колычев, получая необходимые инструкции от полицаев, склоняли к оговору других лиц, запугивали и применяли иные методы давления на задержанных, которых специально помещали с ними в одну камеру. Кроме этого, агенты полицаев, дали необходимые службе МВД показания, на основании которых фальшивые суды, нашего края отправили десятки невиновных людей гнить в лагеря. Несмотря на то, что признание досудебщиков запоздало, поскольку жизни Анвери Шанидзе и Сергея Явишева не вернуть, процесс начался и динамично развивается. Самое время сейчас для признаний преступников в погонах, которые так ждут читатели полицейской газеты «Вечорка». Оборотням в погонах, о которых рассказал Колычев в суде, сейчас следует вспомнить выражение, применительное к ним: « Раньше сядете – раньше выйдете». Ниже, фрагменты заявления, сделанного Колычевым в суде: КОЛЫЧЕВ А.А. 7.11.17 г. -… Я находился под психологическим воздействием сотрудников УМВД. Они под угрозой расторжения досудебного соглашения, путем шантажа не только меня, но и моих родственников вплоть до моих детей заставляли подписывать все необходимые документы, которые им было нужно. Перед тем как ехать в суд меня конкретно инструктировали, давали распечатанные материалы на бумаге и говорили если ты это не сделаешь мы разорвем с тобой досудебное соглашение… Таким образом мной манипулировали. -… Кроме всего прочего меня нашпиговали транквилизаторами… Судья: И конкретно скажите по фамилиям, кто из сотрудников полиции психологическое давление на вас оказывал, может быть другое давление? -… Кузнецов, Сапожников, Москвитин. -…первый вопрос, когда ко мне пришли Корженко с Москвитиным, они сказали, что их не интересует, что ты там знаешь. Нам нужен ВОР в законе ТАХИ, ты его должен посадить. -… подсаживали ко мне досудебщиков, с кем нужно было поработать… -… под угрозой разрыва досудебного соглашения, которое со мной заключено 14.02.14 г. сотрудники УМВД заставили меня написать заявление… Судья: кто конкретно? - Кузнецов, Сапожников, Москвитин. -… Те факты, которые мне вменены, они полностью сфабрикованы, Я совершал вымогательства один, это часть вторая вымогательства. Грабежи, которые мне вменили, я тоже не совершал. Мне просто приносили всё, что им нужно было подписать, я подписывал, даже не читая. Меня убедили, что мы дадим тебе условно, 100% пойдешь на свободу. Слово чести, слово офицера. Я поверил. -… Если внимательно читать досудебное соглашение о сотрудничестве, то в нём говорится, что ты должен сообщить о всех известных тебе фактах преступлений. Но не оговоров людей, на что меня подтолкнули и в принципе склонили сотрудники полиции. -… Мне давали что нужно, уже напечатанное, я только подписывал. ПРОКУРОР: А вы прочитывали, что было написано, вы знали, что было написано? -…Я же говорю, что я невменяемый был. Когда вот это всё делалось, меня такими дозами АЗАЛЕПТИНА кормили на Сизо-1 что я видел галлюцинации… Корженко сказал, что мы отправим тебя в СКЛИФ, а по дороге устроим тебе райскую жизнь если не будешь признаваться в убийствах. -… Мне приносили заявления, я их подписывал без числа, вообще без числа. То есть оно лежало готовое, что-то не нравилось, они мне приносили новое. Пишу и новое подписываю. ВОПРОС: Те показания, которые изложены, давали ВЫ или они записывали? Вы рассказывали? Вы те показания, которые записаны, давали? -… Они записывали. Это было уже новое, я только подписывал. Нет, не давал. Они могли заставить человека наговорить на себя. Я взял на себя с помощью их – сто угонов, 26 разбоев, 20 краж и 17 вымогательств. За это мне пообещали условно. В результате меня кинули. ВОПРОС: Кто пообещал? Назовите под протокол его должность. - МОСКВИТИН обещал. На тот момент начальник РУБОП ОРЧ 3. ( О Гольмамедове) -… Позже садят ко мне. Я ему говорю, что заключай досудебку и отскочишь. Нормально всё будет. Вон Владимирович раз пообещал – тебя спасёт. Он со мной просидел… ВОПРОС: Владимирович это кто? - МОСКВИТИН. Москвитин сам пришёл к нему и досудебное соглашение он уже подписал без меня. Понимаете, досудебное соглашение это конёк. Ты подписываешь его и садишься к ним на одно место. Если ты куда-то дёрнешься, то тебе постоянно угрожают, что разорвём досудебное соглашение. Я еще раз повторюсь, что досудебное соглашение, если его рассматривать, как его используют в Забайкальском крае, это инструмент воздействия на досудебщиков, при подписании нужных, необходимых документов, при раскрытии зависших преступлений. Как вы думаете, как раскрыли порядка пятисот преступлений на территории Забайкальского края? Да таких же балванов как и я просто запугали да и всё… - Я вам честно скажу, что более играть в игры милицейские я не намерен. Я просто говорю правду вот и всё. - Я вам так скажу, после сегодняшнего выступления меня могут упрятать. Увезут куда-нибудь на кц. Начальник Сизо из Краснокаменска, а это всё одна команда. Белоногов там в подчинении. Всё делается по одному звонку. -… Я по указанию сотрудников оговорил гражданина Иванникова. -… Относительно Иванникова я показания не давал и как они там появились не знаю. ( разбой в Могоче) ( далее по Семьянихину) ВОПРОС: А что вы просили его сказать? - Оговаривать конечно. Говорил оговори и пойдешь на свободу. ( далее по Дрюнину) -… Он сидел со мной в камере № 1. Я просил его помочь мне оговорить Явишева и его компанию… -… он согласился конечно… ( далее по Ведерникову) -… Он дал ложные показания по уголовному делу УГЛАВЫ. -… Конечно, конечно на меня оказывалось давление со стороны сотрудников ОРЧ, которые конкретно говорили как себя надо вести. Давали мне распечатанные материалы которые нужно было огласить за два за три дня. Я их заучивал… -… всё это под угрозой разрыва досудебного соглашения. 13.11.17 г. -… 8.11.17 г. ко мне пришел мой родственник адвокат Аршинов и передал позицию сотрудников полиции которые предложили отказаться мне от тех показаний, которые я дал, (7.11.) иначе со мной разорвут досудебное соглашение и дадут мне в суде 12 лет. Я ответил ОТКАЗОМ. После 10 числа ко мне пришел помощник прокурора Козловой – ДОЛГОПОЛОВ и сообщил о том, что прокуратура намерена со мной расторгнуть досудебное соглашение в связи с тем, что я дал ложные показания. -… Я в общем не возражал. -… Я дал не те показания, которые нужны были сотрудникам полиции. -… Под угрозой разрыва досудебного соглашения, меня склонили к даче показаний на людей, то есть на оговор людей. -… Когда я подписывал всё, я не вникал в сущность. Теперь я понимаю, что это ОПГ угонщиков, ОПГ Зинина и Игошина занимающихся разбоями большегрузной техники и всем известна Могочинская ОПГ. -… В феврале 2014 года в ИВС был доставлен Семьянихин. Он со мной в одной камере находился около 4-х суток. Путем давления на него я склонил его чтобы он заключил досудебное соглашение и оговорил товарищей своих. Я не знаю как у них фамилии. ВОПРОС: Вы понимаете, что та информация, которую вы сообщили в том числе по другим уголовным делам может быть использована в качестве доказательств по уголовному делу? -…Конечно, Ваша честь понимаю и этого добиваюсь. -… Обрабатывали всех. Я получал инструкции. Я милицейский разработчик. -…Милицейский разработчик – это человек, который находится в преступном сговоре с сотрудниками полиции, занимается фабрикацией конкретных дел, в моем случае под угрозой расторжения досудебного соглашения. Я соглашался на всё, что мне предлагали сотрудники. Склонял людей к даче показаний в отношении невинных людей. Помогал в фабрикации уголовных дел. Оказывал психологическое давление на людей в стенах ИВС, ПФРСИ и т.д.

Герман 20-09 13.12.2017

КОЛЫЧ раскрыл в суде секрет ПОЛИШИНЕЛЯ о том, чем в действительности является досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. Оказывается, он и другие досудебщики являются агентами, завербованными оперативной службой МВД. То, что и так было известно всем, стало «открытием» для прокуратуры, которая эти соглашения и заключает. «Милицейские разработчики» - так выразился Колычев, получая необходимые инструкции от полицаев, склоняли к оговору других лиц, запугивали и применяли иные методы давления на задержанных, которых специально помещали с ними в одну камеру. Кроме этого, агенты полицаев, дали необходимые службе МВД показания, на основании которых фальшивые суды, нашего края отправили десятки невиновных людей гнить в лагеря. Несмотря на то, что признание досудебщиков запоздало, поскольку жизни Анвери Шанидзе и Сергея Явишева не вернуть, процесс начался и динамично развивается. Самое время сейчас для признаний преступников в погонах, которые так ждут читатели полицейской газеты «Вечорка». Оборотням в погонах, о которых рассказал Колычев в суде, сейчас следует вспомнить выражение, применительное к ним: « Раньше сядете – раньше выйдете». Ниже, фрагменты заявления, сделанного Колычевым в суде: КОЛЫЧЕВ А.А. 7.11.17 г. -… Я находился под психологическим воздействием сотрудников УМВД. Они под угрозой расторжения досудебного соглашения, путем шантажа не только меня, но и моих родственников вплоть до моих детей заставляли подписывать все необходимые документы, которые им было нужно. Перед тем как ехать в суд меня конкретно инструктировали, давали распечатанные материалы на бумаге и говорили если ты это не сделаешь мы разорвем с тобой досудебное соглашение… Таким образом мной манипулировали. -… Кроме всего прочего меня нашпиговали транквилизаторами… Судья: И конкретно скажите по фамилиям, кто из сотрудников полиции психологическое давление на вас оказывал, может быть другое давление? -… Кузнецов, Сапожников, Москвитин. -…первый вопрос, когда ко мне пришли Корженко с Москвитиным, они сказали, что их не интересует, что ты там знаешь. Нам нужен ВОР в законе ТАХИ, ты его должен посадить. -… подсаживали ко мне досудебщиков, с кем нужно было поработать… -… под угрозой разрыва досудебного соглашения, которое со мной заключено 14.02.14 г. сотрудники УМВД заставили меня написать заявление… Судья: кто конкретно? - Кузнецов, Сапожников, Москвитин. -… Те факты, которые мне вменены, они полностью сфабрикованы, Я совершал вымогательства один, это часть вторая вымогательства. Грабежи, которые мне вменили, я тоже не совершал. Мне просто приносили всё, что им нужно было подписать, я подписывал, даже не читая. Меня убедили, что мы дадим тебе условно, 100% пойдешь на свободу. Слово чести, слово офицера. Я поверил. -… Если внимательно читать досудебное соглашение о сотрудничестве, то в нём говорится, что ты должен сообщить о всех известных тебе фактах преступлений. Но не оговоров людей, на что меня подтолкнули и в принципе склонили сотрудники полиции. -… Мне давали что нужно, уже напечатанное, я только подписывал. ПРОКУРОР: А вы прочитывали, что было написано, вы знали, что было написано? -…Я же говорю, что я невменяемый был. Когда вот это всё делалось, меня такими дозами АЗАЛЕПТИНА кормили на Сизо-1 что я видел галлюцинации… Корженко сказал, что мы отправим тебя в СКЛИФ, а по дороге устроим тебе райскую жизнь если не будешь признаваться в убийствах. -… Мне приносили заявления, я их подписывал без числа, вообще без числа. То есть оно лежало готовое, что-то не нравилось, они мне приносили новое. Пишу и новое подписываю. ВОПРОС: Те показания, которые изложены, давали ВЫ или они записывали? Вы рассказывали? Вы те показания, которые записаны, давали? -… Они записывали. Это было уже новое, я только подписывал. Нет, не давал. Они могли заставить человека наговорить на себя. Я взял на себя с помощью их – сто угонов, 26 разбоев, 20 краж и 17 вымогательств. За это мне пообещали условно. В результате меня кинули. ВОПРОС: Кто пообещал? Назовите под протокол его должность. - МОСКВИТИН обещал. На тот момент начальник РУБОП ОРЧ 3. ( О Гольмамедове) -… Позже садят ко мне. Я ему говорю, что заключай досудебку и отскочишь. Нормально всё будет. Вон Владимирович раз пообещал – тебя спасёт. Он со мной просидел… ВОПРОС: Владимирович это кто? - МОСКВИТИН. Москвитин сам пришёл к нему и досудебное соглашение он уже подписал без меня. Понимаете, досудебное соглашение это конёк. Ты подписываешь его и садишься к ним на одно место. Если ты куда-то дёрнешься, то тебе постоянно угрожают, что разорвём досудебное соглашение. Я еще раз повторюсь, что досудебное соглашение, если его рассматривать, как его используют в Забайкальском крае, это инструмент воздействия на досудебщиков, при подписании нужных, необходимых документов, при раскрытии зависших преступлений. Как вы думаете, как раскрыли порядка пятисот преступлений на территории Забайкальского края? Да таких же балванов как и я просто запугали да и всё… - Я вам честно скажу, что более играть в игры милицейские я не намерен. Я просто говорю правду вот и всё. - Я вам так скажу, после сегодняшнего выступления меня могут упрятать. Увезут куда-нибудь на кц. Начальник Сизо из Краснокаменска, а это всё одна команда. Белоногов там в подчинении. Всё делается по одному звонку. -… Я по указанию сотрудников оговорил гражданина Иванникова. -… Относительно Иванникова я показания не давал и как они там появились не знаю. ( разбой в Могоче) ( далее по Семьянихину) ВОПРОС: А что вы просили его сказать? - Оговаривать конечно. Говорил оговори и пойдешь на свободу. ( далее по Дрюнину) -… Он сидел со мной в камере № 1. Я просил его помочь мне оговорить Явишева и его компанию… -… он согласился конечно… ( далее по Ведерникову) -… Он дал ложные показания по уголовному делу УГЛАВЫ. -… Конечно, конечно на меня оказывалось давление со стороны сотрудников ОРЧ, которые конкретно говорили как себя надо вести. Давали мне распечатанные материалы которые нужно было огласить за два за три дня. Я их заучивал… -… всё это под угрозой разрыва досудебного соглашения. 13.11.17 г. -… 8.11.17 г. ко мне пришел мой родственник адвокат Аршинов и передал позицию сотрудников полиции которые предложили отказаться мне от тех показаний, которые я дал, (7.11.) иначе со мной разорвут досудебное соглашение и дадут мне в суде 12 лет. Я ответил ОТКАЗОМ. После 10 числа ко мне пришел помощник прокурора Козловой – ДОЛГОПОЛОВ и сообщил о том, что прокуратура намерена со мной расторгнуть досудебное соглашение в связи с тем, что я дал ложные показания. -… Я в общем не возражал. -… Я дал не те показания, которые нужны были сотрудникам полиции. -… Под угрозой разрыва досудебного соглашения, меня склонили к даче показаний на людей, то есть на оговор людей. -… Когда я подписывал всё, я не вникал в сущность. Теперь я понимаю, что это ОПГ угонщиков, ОПГ Зинина и Игошина занимающихся разбоями большегрузной техники и всем известна Могочинская ОПГ. -… В феврале 2014 года в ИВС был доставлен Семьянихин. Он со мной в одной камере находился около 4-х суток. Путем давления на него я склонил его чтобы он заключил досудебное соглашение и оговорил товарищей своих. Я не знаю как у них фамилии. ВОПРОС: Вы понимаете, что та информация, которую вы сообщили в том числе по другим уголовным делам может быть использована в качестве доказательств по уголовному делу? -…Конечно, Ваша честь понимаю и этого добиваюсь. -… Обрабатывали всех. Я получал инструкции. Я милицейский разработчик. -…Милицейский разработчик – это человек, который находится в преступном сговоре с сотрудниками полиции, занимается фабрикацией конкретных дел, в моем случае под угрозой расторжения досудебного соглашения. Я соглашался на всё, что мне предлагали сотрудники. Склонял людей к даче показаний в отношении невинных людей. Помогал в фабрикации уголовных дел. Оказывал психологическое давление на людей в стенах ИВС, ПФРСИ и т.д. Андрюха, ты молодца!!!!

Читатель 21-07 13.12.2017

КОЛЫЧ раскрыл в суде секрет ПОЛИШИНЕЛЯ о том, чем в действительности является досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. Оказывается, он и другие досудебщики являются агентами, завербованными оперативной службой МВД. То, что и так было известно всем, стало «открытием» для прокуратуры, которая эти соглашения и заключает. «Милицейские разработчики» - так выразился Колычев, получая необходимые инструкции от полицаев, склоняли к оговору других лиц, запугивали и применяли иные методы давления на задержанных, которых специально помещали с ними в одну камеру. Кроме этого, агенты полицаев, дали необходимые службе МВД показания, на основании которых фальшивые суды, нашего края отправили десятки невиновных людей гнить в лагеря. Несмотря на то, что признание досудебщиков запоздало, поскольку жизни Анвери Шанидзе и Сергея Явишева не вернуть, процесс начался и динамично развивается. Самое время сейчас для признаний преступников в погонах, которые так ждут читатели полицейской газеты «Вечорка». Оборотням в погонах, о которых рассказал Колычев в суде, сейчас следует вспомнить выражение, применительное к ним: « Раньше сядете – раньше выйдете». Ниже, фрагменты заявления, сделанного Колычевым в суде: КОЛЫЧЕВ А.А. 7.11.17 г. -… Я находился под психологическим воздействием сотрудников УМВД. Они под угрозой расторжения досудебного соглашения, путем шантажа не только меня, но и моих родственников вплоть до моих детей заставляли подписывать все необходимые документы, которые им было нужно. Перед тем как ехать в суд меня конкретно инструктировали, давали распечатанные материалы на бумаге и говорили если ты это не сделаешь мы разорвем с тобой досудебное соглашение… Таким образом мной манипулировали. -… Кроме всего прочего меня нашпиговали транквилизаторами… Судья: И конкретно скажите по фамилиям, кто из сотрудников полиции психологическое давление на вас оказывал, может быть другое давление? -… Кузнецов, Сапожников, Москвитин. -…первый вопрос, когда ко мне пришли Корженко с Москвитиным, они сказали, что их не интересует, что ты там знаешь. Нам нужен ВОР в законе ТАХИ, ты его должен посадить. -… подсаживали ко мне досудебщиков, с кем нужно было поработать… -… под угрозой разрыва досудебного соглашения, которое со мной заключено 14.02.14 г. сотрудники УМВД заставили меня написать заявление… Судья: кто конкретно? - Кузнецов, Сапожников, Москвитин. -… Те факты, которые мне вменены, они полностью сфабрикованы, Я совершал вымогательства один, это часть вторая вымогательства. Грабежи, которые мне вменили, я тоже не совершал. Мне просто приносили всё, что им нужно было подписать, я подписывал, даже не читая. Меня убедили, что мы дадим тебе условно, 100% пойдешь на свободу. Слово чести, слово офицера. Я поверил. -… Если внимательно читать досудебное соглашение о сотрудничестве, то в нём говорится, что ты должен сообщить о всех известных тебе фактах преступлений. Но не оговоров людей, на что меня подтолкнули и в принципе склонили сотрудники полиции. -… Мне давали что нужно, уже напечатанное, я только подписывал. ПРОКУРОР: А вы прочитывали, что было написано, вы знали, что было написано? -…Я же говорю, что я невменяемый был. Когда вот это всё делалось, меня такими дозами АЗАЛЕПТИНА кормили на Сизо-1 что я видел галлюцинации… Корженко сказал, что мы отправим тебя в СКЛИФ, а по дороге устроим тебе райскую жизнь если не будешь признаваться в убийствах. -… Мне приносили заявления, я их подписывал без числа, вообще без числа. То есть оно лежало готовое, что-то не нравилось, они мне приносили новое. Пишу и новое подписываю. ВОПРОС: Те показания, которые изложены, давали ВЫ или они записывали? Вы рассказывали? Вы те показания, которые записаны, давали? -… Они записывали. Это было уже новое, я только подписывал. Нет, не давал. Они могли заставить человека наговорить на себя. Я взял на себя с помощью их – сто угонов, 26 разбоев, 20 краж и 17 вымогательств. За это мне пообещали условно. В результате меня кинули. ВОПРОС: Кто пообещал? Назовите под протокол его должность. - МОСКВИТИН обещал. На тот момент начальник РУБОП ОРЧ 3. ( О Гольмамедове) -… Позже садят ко мне. Я ему говорю, что заключай досудебку и отскочишь. Нормально всё будет. Вон Владимирович раз пообещал – тебя спасёт. Он со мной просидел… ВОПРОС: Владимирович это кто? - МОСКВИТИН. Москвитин сам пришёл к нему и досудебное соглашение он уже подписал без меня. Понимаете, досудебное соглашение это конёк. Ты подписываешь его и садишься к ним на одно место. Если ты куда-то дёрнешься, то тебе постоянно угрожают, что разорвём досудебное соглашение. Я еще раз повторюсь, что досудебное соглашение, если его рассматривать, как его используют в Забайкальском крае, это инструмент воздействия на досудебщиков, при подписании нужных, необходимых документов, при раскрытии зависших преступлений. Как вы думаете, как раскрыли порядка пятисот преступлений на территории Забайкальского края? Да таких же балванов как и я просто запугали да и всё… - Я вам честно скажу, что более играть в игры милицейские я не намерен. Я просто говорю правду вот и всё. - Я вам так скажу, после сегодняшнего выступления меня могут упрятать. Увезут куда-нибудь на кц. Начальник Сизо из Краснокаменска, а это всё одна команда. Белоногов там в подчинении. Всё делается по одному звонку. -… Я по указанию сотрудников оговорил гражданина Иванникова. -… Относительно Иванникова я показания не давал и как они там появились не знаю. ( разбой в Могоче) ( далее по Семьянихину) ВОПРОС: А что вы просили его сказать? - Оговаривать конечно. Говорил оговори и пойдешь на свободу. ( далее по Дрюнину) -… Он сидел со мной в камере № 1. Я просил его помочь мне оговорить Явишева и его компанию… -… он согласился конечно… ( далее по Ведерникову) -… Он дал ложные показания по уголовному делу УГЛАВЫ. -… Конечно, конечно на меня оказывалось давление со стороны сотрудников ОРЧ, которые конкретно говорили как себя надо вести. Давали мне распечатанные материалы которые нужно было огласить за два за три дня. Я их заучивал… -… всё это под угрозой разрыва досудебного соглашения. 13.11.17 г. -… 8.11.17 г. ко мне пришел мой родственник адвокат Аршинов и передал позицию сотрудников полиции которые предложили отказаться мне от тех показаний, которые я дал, (7.11.) иначе со мной разорвут досудебное соглашение и дадут мне в суде 12 лет. Я ответил ОТКАЗОМ. После 10 числа ко мне пришел помощник прокурора Козловой – ДОЛГОПОЛОВ и сообщил о том, что прокуратура намерена со мной расторгнуть досудебное соглашение в связи с тем, что я дал ложные показания. -… Я в общем не возражал. -… Я дал не те показания, которые нужны были сотрудникам полиции. -… Под угрозой разрыва досудебного соглашения, меня склонили к даче показаний на людей, то есть на оговор людей. -… Когда я подписывал всё, я не вникал в сущность. Теперь я понимаю, что это ОПГ угонщиков, ОПГ Зинина и Игошина занимающихся разбоями большегрузной техники и всем известна Могочинская ОПГ. -… В феврале 2014 года в ИВС был доставлен Семьянихин. Он со мной в одной камере находился около 4-х суток. Путем давления на него я склонил его чтобы он заключил досудебное соглашение и оговорил товарищей своих. Я не знаю как у них фамилии. ВОПРОС: Вы понимаете, что та информация, которую вы сообщили в том числе по другим уголовным делам может быть использована в качестве доказательств по уголовному делу? -…Конечно, Ваша честь понимаю и этого добиваюсь. -… Обрабатывали всех. Я получал инструкции. Я милицейский разработчик. -…Милицейский разработчик – это человек, который находится в преступном сговоре с сотрудниками полиции, занимается фабрикацией конкретных дел, в моем случае под угрозой расторжения досудебного соглашения. Я соглашался на всё, что мне предлагали сотрудники. Склонял людей к даче показаний в отношении невинных людей. Помогал в фабрикации уголовных дел. Оказывал психологическое давление на людей в стенах ИВС, ПФРСИ и т.д. Вот так легко и фабрикуются дела.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.