Очередное предприятие в Забайкалье — Улетовский молокозавод — благополучно загнулось. Теперь уже становится очевидно, что спасать его никто не собирался ни тогда, когда его еще можно было спасти, ни сейчас, когда ситуация уже прошла точку невозврата — процедура банкротства продолжается, пусть и растянулась на несколько лет.

Можно сколько угодно обвинять власти в плохой господдержке малого и среднего бизнеса в регионе, можно сколько угодно хаять что Гениатулина, что Ильковского, что Жданову и всех их министров. Однако в данном случае речь пойдет не о плохих властях (хотя и о них тоже), а о хитром руководстве, которое построило целую пирамиду из странных займов. Но обо всем по порядку.

Гладко было на бумаге

История молокозавода (официальное название — ООО «ЗабайкалАгро») началась в 2011 году, когда предприятие и было зарегистрировано — 7 июня того года. Изначально учредители ООО строили бизнес-план компании, изначально рассчитанный на серьезную финансовую поддержку со стороны края — тогда им руководил Равиль Гениатулин, с которым вроде как уже были намечены какие-то договоренности.

Однако в 2013 году Гениатулин уходит, а пришедший на его место Константин Ильковский все начинания Фаритовича перечеркнул на корню. Отсюда начинается уже обновленная история «ЗабайкалАгро», которая в итоге и привела к тому, что мы видим сейчас.

Откуда денежки

Возглавил молокозавод Игорь Ярослав. Деньги на работу предприятия начали поступать совсем не из краевого бюджета. А из карманов многочисленных финансовых организаций.

Первым и одним из самых крупных был заем в Сбербанке на сумму 35 млн. рублей. В то же самое время вступают в дело и сотрудники предприятия, оформляющие на себя кредиты, которые должны были пойти на работу молокозавода. Подключаются и частные лица, которые вкладывают свои деньги на благое дело.

Так началась «работа» «ЗабайкалАгро». И первый вопрос, который возникает — куда уходила выручка от производства, если все эти годы «ЗабайкалАгро» навешивало на себя все новые и новые кредиты? То есть если говорить кратко, то сумма вложенных средств совсем-совсем не совпадает в полученными от производства деньгами.

Чтобы понять, о каких суммах идет речь, достаточно обратиться к списку кредиторов, который оказался в распоряжении нашей редакции. В нем фигурируют многочисленные фирмы, частные лица, то есть в этом списке указано, кому и сколько должно предприятие.

1. Сбербанк — 10,6 млн. рублей.

2. «Гарантийный фонд Забайкальского края» — 14,1 млн. рублей.

3. АО «Читаглавснаб» — 4,3 млн. рублей.

4. ООО «Микрокредитная компания Забайкальский микрофинансовый центр» — 6,8 млн. рублей.

5. «Некоммерческая микрокредитная компания Фонд поддержки малого предпринимательства Забайкальского края» — 4,7 млн. рублей.

6. АО «Корпорация развития Забайкальского края» — 11,2 млн. рублей.

Еще в списке фигурирует несколько частных инвесторов, а также экс-супруга руководителя «ЗабайкалАгро» Марина Ярослав — 2,6 млн. рублей.

Итоговая цифра задолженности в этом документе — 65,6 млн. рублей. И это, скорее всего, лишь верхушка айсберга в этой запутанной схеме.

Куда смотрели кредиторы?

Вопросы возникают и потому, что есть в практике банков и прочих финансовых организаций такая штука, как кредитная история. Работает она довольно просто — перед тем как кому-то выдать какой-то заем, финансовая организация обязательно проверяет, нет ли у заемщика других кредитов, задолженностей по ним и прочих финансовых тонкостей. И уже исходя из полученной информации банк или кто-то иной решает, выдавать ли данному предприятию заем.

И вот тут вполне резонно стоит спросить — почему предприятию раз за разом выдавали эти самые кредиты, причем далеко не маленькие, если у них уже есть крупный заем в Сбербанке? Плюсуйте сюда кучу денег от частных заемщиков и фирм, которые курируются Правительством края.

То есть — очень удивительно — первое: почему Сбербанк, повторюсь, самый крупный кредитор, продолжал наблюдать за всем происходящим со стороны, видя, как растет задолженность, и не предпринимал никаких действий? И второе: почему различные организации продолжали кредитовать «ЗабайкалАгро», даже не пытаясь как-то соотносить выдаваемые суммы с кредитной историей?

Скорее всего, говорят наши источники, знакомые с ситуацией, новые займы брались Ярославом с целью перекредитования. Однако отсюда тоже возникает вопрос — почему сумма долга за все эти годы почти не уменьшилась?

Причем тут Новиченко?

На фото: врио губернатора Осипов на молокозаводе в командировке

К экс-министру экономического развития края Сергею Новиченко, который после ухода с поста министра перешел работать в банк «Открытие», вопросов тоже накопилось немало.

Выше мы уже посмотрели на список кредиторов, среди которых фигурируют «Микрокредитная компания Забайкальский микрофинансовый центр», «Некоммерческая микрокредитная компания Фонд поддержки малого предпринимательства Забайкальского края», «Корпорация развития Забайкальского края» и «Гарантийный фонд Забайкальского края».

Эти фирмы, по сути, являются организациями Правительства Забайкальского края — власти их контролируют, распределяют имеющиеся у них средства и сотрудничают с бизнесом в регионе. И экс-министр Новиченко сыграл в этом не последнюю роль.

Так вот и спрашивается, как Сергей Сергеевич допустил, чтобы «ЗабайкалАгро» выдавались все новые и новые займы от компаний, которыми он, по сути, и управлял?

Скажем, если Новиченко обо всем был в курсе — а обратное маловероятно — а кредиты брались на то, чтобы перекредитовываться в Сбербанке, то вполне резонный вопрос — неужели краевой министр работал, по сути, на Сбербанк — на коммерческую структуру? А если Сбербанк тут не при чем, не работал ли Новиченко на Ярослава, руководителя молокозавода, позволяя загонять предприятие все в большие долги?

Еще интересный момент — это одно из последних действий по долгам предприятия — во время процедуры банкротства долг «ЗабайкалАгро» перед Сбербанком составлял 24,7 млн. рублей, однако потом в дело вступил «Гарантийный фонд Забайкальского края» и, судя по всему, выкупил у Сбербанка часть долга в 14,1 млн. рублей, а Новиченко — ушел из министерства.

Остались у разбитого корыта

Самое поганое во всей этой истории то, что из-за безвыходной ситуации, созданной не без участия Новиченко и Ярослава, пострадавшими оказались совсем не они — без своих денег остались простые люди, которые поверили во всю эту попахивающую махинацией систему и вложили в нее средства.

Причем касается это не только частных кредиторов, которые доверили свои деньги Ярославу и компании, но и людей, которые сдавали свое молоко, а затем оставались с носом. С последними связана вообще отдельная история.

Взять, к примеру, один конкретный случай — судебные тяжбы «ЗабайкалАгро» с сельскохозяйственным потребкооперативом «Доронинский», которому предприятие во главе с Ярославом задолжало более 300 тысяч рублей. Суд обязал эти долги возместить, однако никто не спешил этого делать.

К тому моменту все счета «ЗабайкалАгро» были арестованы. Но вместо того, чтобы как-то исполнять решение суда и возмещать долги потребкооперативу, Ярослав открыл новый счет, через который стал прогонять деньги предприятия. Это привело к обвинительному приговору суда в отношении Ярослава по статье 315 УК РФ «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта» и штрафу.

«Таким образом, действия директора ООО «ЗабайкалАгро» Ярослава И.И. указывают на то, что в его действиях имелся умысел на воспрепятствование исполнению вступившего в законную силу иного судебного акта. Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами мирового судьи о том, что Ярослав И.И. намеренно открыл новый расчетный счет, скрыл его открытие от службы судебных приставов, разослал контрагентам реквизиты нового расчетного счета с целью поступления денежных средств от контрагентов на этот счет, которые Ярослав И.И. не перевел и не намеривался переводить в счет погашения задолженности перед Сельскохозяйственным снабженческо-сбытовым потребительским кооперативом «Доронинский», — сообщается в апелляционном постановлении от 10 апреля 2018 года на сайте Улетовского районного суда.

И таких задолженностей у Ярослава и его компании набралось воз и маленькая тележка. Есть такие: ООО «Молоко» — ему должны более миллиона рублей, «Компаньон Иркутск» —31 тысяча, некий Федоров Олег Анатольевич — 11,9 миллиона рублей.

Также в реестр кредиторов включены и две аффилированные с «ЗабайкалАгро» фирмы: ООО «Новомир» с суммой требований в 6,8 млн. рублей и ООО «ЗабайкалАгро-1» с суммой в 2,4 млн. рублей.

За бортом финансовых воротил

Скоро, когда улетовский молокозавод по процедуре банкротства целиком уйдет с молотка, все вырученные деньги пойдут на оплату вышеперечисленных многочисленных задолженностей перед финансовыми организациями.

Что же с теми, кто вкладывал в производство свои кровные? Да ничего. Останутся с носом. В шоколаде будут только банки и микрофинансовые организации. Если, конечно, этими вопросами всерьез не займутся правоохранительные органы.

Пока же, исходя из всего написанного, хочется задать вопросы трем людям.

Первый — экс-министру Сергею Новиченко. Неужели Вы и вправду не видели, что происходит внутри предприятия, когда с Вашей подачи «ЗабайкалАгро» выдавались все новые и новые кредиты? На кого Вы работали — на людей или на Ярослава со Сбербанком?

Второй — руководителю завода Игорю Ярославу. Что же у Вас за связи такие, что Вам раз за разом разрешали загонять предприятие все в большие долги? Кто стоит за такими губительными решениями?

И третий — врио губернатора Александру Осипову. Вы уже видели всю ситуацию со стороны, Вы с ней знакомы. Сейчас же мы приоткрыли для Вас завесу истинных обстоятельств гибели предприятия. Решите, с кем Вы — с народом или с финансовыми воротилами и хитрыми руководителями?

Никита ИЛЬЯШ


Комментарии (0)

Оставить комментарий