Чита, Кастринская, 3

Элиты Забайкалья: Бизнес и власть

  • 17 июля 2020 г.
  • /
  • 1
Элиты Забайкалья: Бизнес и власть

Щебеньков был в «Депутатских»

Можно ли серьезно относиться к походам предпринимателей во власть

Нет, речь в этом материале не пойдет о взаимодействии предпринимательского сообщества с прослойкой власть имущих — сюжете, хотя и актуальном, но все-таки весьма избитом и тривиальном. Сегодня мы поговорим о политических амбициях забайкальского бизнеса, а также посмотрим, зачем наши бизнесмены идут во власть, и постараемся решить, можно ли ко всему этому относиться серьезно.

Поход за справедливостью

Жизненное наблюдение показывает, что у обладателей больших состояний очень часто наступает такой момент, когда в мозгу щелкает какой-то невидимый тумблер. После этого начинается превалирование нематериальных ценностей. Человек начинает думать о судьбах общества и жаждать изменить его к лучшему, поделившись с ним своим опытом, знаниями, а в ряде случаев и деньгами. Оптимальный вариант сделать это — получить депутатский мандат.

Наиболее выпукло все это проявляется у людей, имеющих в своей биографии страницы криминального прошлого. О бандитах, как одной из групп забайкальской элиты, мы поговорим в одном из следующих выпусков нашего проекта. Но аналогичные примеры есть в среде чистых предпринимателей, никогда в жизни закон не преступавших.

На ум сразу приходит пример руководителя аптечной торговой сети «Авиценна» Андрея Жидкова. Он начал заниматься бизнесом в середине 90-х. В кризис 1998 года не просто выстоял, но и сумел заметно развиться. Причиной этого стало то, что он не увлекался кредитами и арендой недвижимости для своих объектов. При полностью собственных помещениях и отсутствии заемных денег аптечный бизнес Жидкова августовский кризис 98-го просто не заметил. К началу нового тысячелетия у него уже было достаточно денег, чтобы идти во власть. И он пошел — в 2000-м году играючи выиграл по центру города выборы в Читинскую городскую Думу.

Там он быстро снискал славу неуправляемого возмутителя спокойствия. Смело гнул свою линию. Едва ли не в открытую обвинял команду Анатолия Михалева в коррумпированности, а коллег-депутатов — в ангажированности. Четыре года пролетели незаметно. Срок действия мандата закончился, а чувство неудовлетворенности осталось.

Желая вновь потешить свое политическое самолюбие, аптечный магнат в 2000-е безуспешно принимает участие в нескольких выборах — от Гордумы до Государственной. Сесть второй раз в депутатскую лодку ему не удалось. Миллионы рублей и такое же количество нервных клеток оказались выброшены на ветер.

Однако членство в «Справедливой России» и приход к власти в регионе ставленника эсеров Константина Ильковского позволяют Жидкову вновь получить депутатский мандат. В 2013 году он попадает по партийным спискам в краевое Заксобрание. Казалось бы, членство в прогубернаторской фракции, где явно есть единомышленники, — это основание для того, чтобы с новой силой кинуться на борьбу с жизненной несправедливостью, поворачивать исполнительную власть лицом к народу и делать жизнь избирателей лучше. Но нет. Системная законотворческая работа, местами довольно скучная и нудная, оказалась сильнее эмоционального предпринимательского порыва победить все плохое. Невооруженным взглядом было видно, что Жидков довольно скоро перегорел, потерял интерес к парламентской работе, перестал ходить на заседания, а после окончания полномочий и вовсе практически исчез с горизонта.

Еще один пример — предприниматель Эдуард Белохон. Его хватило на два срока работы в Читинской городской Думе. После этого — как отрезало. Белохон решительно охладел к общественно-полезной деятельности, хлопнул дверью и сейчас, поговаривают, большую часть времени проводит даже не в Чите, а в своем имении на берегу живописного озера Тасей.

Есть примеры того, как тяга к построению счастья народного уходила в песок еще даже до выборов. Мы знаем пример владельца крупного читинского торгового центра, который несколько лет назад захотел баллотироваться в Читинскую гордуму при поддержке хорошо всем известной политической партии. Однако, когда ему намекнули, что на предвыборку хорошо бы выделить денег, быстренько сдулся и решил, что депутатство — это не для него. Хотя просили по меркам крупного бизнеса всего-то ничего — от 2 до 5 миллионов рублей.

Из этой же оперы прошлогодняя история предвыборного проекта «Новая Чита. Новые люди», за которым явственно маячили фигуры известных олигархов Андрея Любина и Валерия Нагеля. Что произошло в рамках этой коалиции, мы не знаем, но она развалилась еще до выборов, оставив за бортом практически всех своих кандидатов.

Сам себе депутат

Отдельный пласт предпринимателей — это люди, идущие во власть для того, чтобы помочь своему бизнесу, и ни от кого это не скрывающие. Примеров предостаточно.

Еще в 2005 году небезызвестный Александр Щебеньков, впервые получивший депутатский мандат, на голубом глазу признавался, что новый статус ему нужен для того, чтобы расширить свой бизнес. Свою логику он считал почти железной: «Если сегодня у меня работает 100 человек, а через год будет 500 или даже тысяча, то хорошо будет всем. И мне, и людям, и городу, который получит налоги и рабочие места». За такие слова его потом публично отчитывал мэр города Анатолий Михалев. Хотя, если честно, определенный резон в словах Щебенькова действительно был, но звучат они все равно цинично.

Как бы ни бился Щебеньков за народ (а он бился), но главным итогом его депутатства, как ни крути, стал тот факт, что его бизнес-структуры заполучили у города здание бывшего кинотеатра «Забайкалец». Потом, правда, Щебеньков себя обанкротил, и бывшее муниципальное здание теперь формально ему не принадлежит.

Языком не мололи, но действовали по примерно такой же логике депутаты середины 2000-х годов Александр Леснянский («Забайкальский художественный салон» и тоже муниципальное помещение), Олег Салапин (торговая сеть «Караван») и Степан Викулов (наружная реклама). Из действующих парламентариев коммерческая составляющая депутатства, на наш скромный взгляд, проступает у краевых депутатов Ивана Нагеля (племзавод «Комсомолец»), Сергея Белоногова (Дарасунский завод горного оборудования), их городских коллег Яны Конопасевич (наружная реклама) и Артема Меняйло (пассажирские перевозки).

Равноприближенные олигархи

Чиновники всех уровней неоднократно говорили, что все предприниматели для власти равны. Жизнь, к сожалению, вносит свои коррективы. На практике оказывается, что некоторые бизнесмены оказываются для власти равнее всех. Наличие у губернаторов своего равноприближенного олигарха, которого иногда называли «ходячий кошелек», было одним из основополагающих принципов региональной политики России в 90-е годы. Предпринимателям № 1 прощалось почти все, кроме откровенного криминала, зеленый свет давался во всем. Взамен от них требовалось одно — платить.

90-е годы закончились, а явление явно пережило свое время. В бытность губернатором Равиля Генитулина равноприближенным олигархом для властей региона и Читы, вне всякого сомнения, был Константин Нагель. В одном из выпусков «Элит Забайкалья» мы напомним о всех его коммерческих гешефтах, которые были бы невозможными без участия чиновников. При Ильковском его место занял предприниматель Сергей Селезнев. Неделю назад мы уже писали, как он едва ли не ногой открывал дверь в губернаторский кабинет и как неожиданно для всех стал советником главы Забайкалья.

При Наталье Ждановой и Александре Осипове ярко-выраженного придворного олигарха № 1 у Чайковского, 8, уже не было и нет. Однако это не означает, что в регионе закончились внебюджетные средства. Просто желающих ими поделиться стало слишком много. Но, судя по тому, что и при Ждановой, и при Осипове основные сельхозпреференции в регионе доставались «Комсомольцу», смело предполагаем, что это почетное звание вновь может вернуться к семье Нагель. Только теперь к сыновьям Константина Ивановича: Валерию, официальному руководителю бизнес-империи (отец отошел от дел), и страхующему его в региональном парламенте брату Иванушке. В общем, поживем — увидим.

Империя Нагелей при Ждановой получила второе дыхание

Вывод

Наши выводы будут очень схематическими и математическими. Власть и бизнес — это не одно и то же. Они живут и развиваются совершенно по разным принципам и законам. Хороший предприниматель не обязательно станет хорошим депутатом или чиновником. Скорее наоборот — таковым он не будет никогда, мысля по-прежнему лишь бизнес-категориями. Хотя очевидно желание предпринимателей, в том числе и забайкальских, держать руку на пульсе политических процессов в регионе.

Необходимые анонсы

Последующие исследования в рамках проекта «Элиты Забайкалья» мы намерены посвятить следующим группам влияния, которые действовали или продолжают действовать на территории региона:

— «Нагелевские». Какую роль при разных губернаторах в жизни региона играла бизнес-империя семейства Нагелей? Как Константину Нагелю удалось получить свои несколько метров Государственной границы — пункт пропуска «Покровка — Логухэ»? Как строился кирпичный завод «Мир», и при чем тут бюджетный кредит? Действительно ли сыновья Нагеля смогли добиться того, что львиная доля региональных субсидий на сельское хозяйство шла в их племзавод «Комсомолец»? Как «Нагелевские» в разные времена спонсировали депутатов? И как охранники холдинга в шпионский скандал втянуты были?

— «Генералы как губернаторы». Кто возглавлял войска 29-й армии после того, как из Читы в 2010 году был убран штаб Сибирского военного округа? Можно ли называть этих людей медийными персонажами? Насколько влиятельны забайкальские генералы, или их власть заканчивается за КПП воинских частей? Исторический экскурс: участие военных в экономических процессах региона и их связь с местными бандитами.

— «Собрание № 3». Что за люди третий год работают в Законодательном Собрании Забайкальского края 3-го созыва? Почему многие из них до сих пор являются темными лошадками? Какие скелеты прячутся в шкафах у большинства из них? Можно ли говорить, что у них есть какая-то власть?

— Мы также поговорим об обоих правительствах Равиля Гениатулина, чиновниках и управленцах михалевского призыва, произволе и секретах некоторых муниципальных князьков, лидерах национальных диаспор Забайкалья и даже «голубом лобби» в структурах власти Забайкалья.

Будет интересно. Следите за публикациями.

(Продолжение следует)

Соломон РАЗМАХНИН

Карикатура и коллаж из архива «Вечорки»

 

Комментарии (1)

Ланка
17 июля 2020 г.

Я могу отчитаться за каждый, заработанный мною миллион, кроме первого. Джон Рокфеллер.

Оставить комментарий