рвая часть материала вышла в "Вечорке" №37. Вторая публикуется на нашем сайте впервые - прим.ред.)

У нас тоже есть картошка в огородах, да и грибы ждут. Но мы с самого утра 8 сентября проголосовали на своих избирательных участках и поехали. Туда, где нет дорог от слова совсем, туда, где закрыли школу, и жители поэтому не пошли голосовать, туда, где в холодном клубе поют песни. В день выборов мы поехали к читателям. Потому что кто кроме нас?

Часть 1

Ты, моя Россия, всех теплом согреешь?

За выборный день наша репортерская группа побывала в 9 селах. Больше всего поразили жители села Бургень. Во-первых, это был первый избирательный участок, где звучала музыка. Во-вторых, люди улыбались. Все люди улыбались. Невиданная роскошь общения в последнее время.

Избирательный участок в селе Бургень

За час нашего пребывания в селе мы даже на концерте побывали. И мне так захотелось, чтобы Валентина Матвиенко приехала в Бургень. И увидела не разбитую плитку у театра и траву на газонах, а холодный клуб, в котором отапливается только одно из помещений, а топит печку там завклубом — молодая девочка, которая пытается хоть как-то нести культуру в массы.

В день приезда в комнате с печкой, которую Алена Ермолаева называет Малым залом, протек потолок, и всюду стояли ведра, сверху в них капала вода, поэтому концерт случился в Большом зале, где есть сцена с занавеской-кулисой, а отопления нет вообще. На улице в это время холодина и дождь.

На избирательном участке

Мы слушали, как поют две школьницы Эльвира и Алина, и местная жительница Анна Ивановна. Девчонки все пытались скинуть теплые куртки, но трястись от холода и петь одновременно очень трудно. Пели «Ты, моя Россия, всех теплом согреешь» и «Но нельзя тебя, я знаю, ни сломить, ни запугать».

Анна Ивановна живет на пенсию ребенка инвалида, потому что работать ей негде. Работа есть только в школе и детском саду. Тут же в клубе музей. Три зала и множество экспонатов. Ольга Минина, учитель, она же председатель избирательной комиссии, единственный сотрудник музея, она же собиратель, хранитель и экскурсовод, идейный вдохновитель. Чтобы посетители не обморозились, музей работает только в теплое время года. За час не много узнаешь, поэтому обещаю бугренцам, что обязательно приеду позже. Они надеются, что жизнь скоро изменится и в их селе, поэтому дружно, семьями, идут на избирательный участок. Даже оставив дома неразделанные грибы.

В Чите скоро станет очень красиво — у нас делают дороги, кладут новую плитку и реконструируют театр. На холодный клуб в селе Бургень денег никто не даст и скоро молодая заведующая уедет в город, потому что у нас на площади поют забытые группы и цветут цветы в вазонах, похожих на урны. А в селе поют про Родину и выживают как могут. Тем не менее в 11.45 проголосовали 80 человек из 471.

У нас закрыли школу, и мы не идем на выборы!

Пока в городе родители выбирали для своего чада гимназию попрестижней, в селе Авдей закрыли единственную школу. Из-за этого события сельчане не пошли голосовать. В знак протеста.

Школа в Авдее выглядит куда лучше, чем сельский клуб

Вот так в одночасье можно лишиться избирателей. Школу закрыли, потому что нет теплого туалета. И ничего, что в деревне теплых туалетов нет ни в домах, ни в магазинах, ни в клубах. И никогда не было. Но надо, значит, надо. В том же селе Авдей клуб деревянный и снаружи убогий какой-то. А школа — хорошее кирпичное здание с малюсенькими унитазами и раковинами. Это для малышей, начальная школа. Но скважину не сделали, и теплого туалета нет.

Вывод – школа в селе не нужна. Да и зачем содержать школу, если там мало детей, всего 7 человек, да еще учителей? Малыши будут ездить в школу в соседнее село, коллектив сократили, здание ждет та же участь, что и все, что временно закрыто и брошено навеки.

Вот клуб

На момент нашего приезда проголосовали 7 человек из 145. Остальные сказали, что на избирательный участок не придут в знак протеста. Мы все время говорим — где родился, там и пригодился. Однажды кому-то в голову пришла идея с теплыми туалетами. А может просто не выгодно учить семь ребятишек? Жители же писали письма, собирали подписи, жаловались. Их услышали? Нет. Вот теперь увидят.

Тасей все еще под красным флагом проблем, а дети не учатся.

Избирательная комиссия тут в избушке, которая была ФАПом, теперь стоит пустая. Фельдшера нет, потому что людей в деревне мало. Но в этом году люди как никогда активны. Надоело жить «по остаточному принципу». Люди хотят жить в селе. Те, кто пока называет себя дачниками, строят дома, чтоб жить. Те, кто живет постоянно – хотят жить именно в Тасее, потому что тут хорошо, тихо и чистый воздух.

Избирательный участок снаружи

Но, по нынешним стандартам (чуть не сказала красоты) чем меньше людей в селе, тем меньше им надо. Дорога, которая соединяет село с трассой, плохая. Никаким стандартам не подходит. А еще водитель, который подвозил ребятишек в школу в село Арахлей, что-то там нарушил или не сдал, со слов жителей. Поэтому ребятишки села Тасей не приступили к учебе в наступившем учебном году. Где строгие представители Комитета образования, защитники прав детей и возмущенная общественность в лице всякого рода митингующих, да и сама администрация Читинского района? Товарищи и господа! У вас дети не учатся. Что еще сказать?

И внутри

На момент нашего приезда в Тасее проголосовали 68 человек из 119. Такая высокая явка, а на прошлых выборах было 17 человек, немалая заслуга нового состава избиркома. Это председатель Наталья Зеленская и ее зам Алексей Фадеев. Они хотят тут жить сами и буквально дошли до каждого избирателя, чтоб люди смогли влиять на ситуацию. Посмотрим, что выйдет. А пока автобус в село так и не заходит, фельдшера нет, дорог нет. Жители возят бензин в канистрах, потому что на многие километры вокруг нет ни одной АЗС.

Вездеход хочу, вездеход!

В пору кричать председателю избирательной комиссии села Иргень Галине Устиновой. Мы до этого старинного села на своем вездеходном Бонго добирались 45 минут от Беклемишево. Это 20 км, и обратно так же. Заехали бы еще в Сохондо, но, видно, в другой раз.

Дорога размыта дождями так, что похожа не просто на стиральную доску, одна сплошная жижа и ямы. Жители Иргени грустно шутят – вы в пути-то не разговаривайте – языки прикусите. Чего испугался в свой последний вояж по району и.о. главы Читинского района Кургузкин – то ли язык прикусить, то ли свою машину испортить, но до Иргени он не доехал, остановился на Беклемишево. А ведь ждали. Но, как говорится, на нет и суда нет. Тут все равно ни разу не было ни одного главы с незапамятных времен. И этого переживем, говорят иргенцы.

Иргенский избирательный участок

«Падающий столб» подняли да еще новые поставили, это хорошо. Плохо, что люди бегут. Бегут от отсутствия работы в основном. ПК КП «Белемишевское» выплатило зарплату за апрель. Произошло это радостное событие 31 августа. Человек, который рассказал нам об этом, получил 4800. А работать больше негде. Что остается? Сажать огород, но одной морковкой-картошкой ведь жив не будешь.


Местные дороги

В селе много людей, которые тут только числятся по прописке. Это самая распространенная практика в наших забайкальских селах. Если плевать на людей и дальше, они в ответ плюют на свои права избирателя. И сколько угодно можно писать на красивых баннерах про то, где наш дом. Дом там, где тебя любят и ждут. Жители села проголосовали так: в 17.25. на избирательном участке побывало 90 человек из 334. Те, кто живет в городе, возможно и приехали бы, но не у каждого есть вездеход. А дороги нет. И фельдшера нет. И детского сада. И связи. И работы.

В Иван-Озере тепло, там печку натопили

Тут тоже бывший ФАП. С печкой и рассохшейся дверью — еле открыли. Тоже рассказывают про советские времена, когда была работа и вообще жизнь, теперь разговоры о том, что лес вокруг рубят, пилят, вывозят. Местным жителям же нельзя собирать и валежник — охранная зона. Остается сажать огород и ловить рыбу в озере. Даже сейчас вдоль дороги стоят ларьки с рыбой и мерзнут под дождем продавцы. В 14.25 проголосовало 36 человек из 106. Был даже гражданин, который без прописки, очень хотел отдать свой голос. Не вышло. Надо было написать заявление заранее.

Иван-Озеро - избирательный участок

А местные рассказали, что покупают дрова. Потому что бывает так — выделят деляну, приедешь, а там уже все спилили-срубили. Кто?«Да хто жа ево знат!»

Летом в Иван-Озере яблоку негде упасть на берегу. Автомобили, палатки, рыбаки. Что остается после лета? Пустой домик ФАП, вытоптанный берег и 106 жителей по прописке, многие из которых живут в городе. А мы еще называем Москву резиновой…

Первые избиратели

На всех избирательных участках, где мы побывали, не было ни одного наблюдателя. Везде нас встречали хорошо, рассказывали про жизнь, про проблемы. Нам нельзя было спрашивать, за кого отдали свой голос сельские жители. Мы и не спрашивали. А их, в свою очередь не спрашивали, вернее не проводили опрос по поводу работы власти. Почти нигде. Где-то сославшись на отсутствие второго помещения, где-то вообще никак не объясняя. Так что все хорошо.

Еще мы побывали в Шишкино, Беклемишево, Верх-Чите и Преображенке. Расскажу об этом обязательно.

Часть 2

В Беклемишево, как и на многих других избирательных участках, ребятишки рисовали выборы. Их рисунки красовались на стенах, стендах и дверях. Одна маленькая девочка нарисовала портрет Александра Осипова. Но мы его не увидели из-за явного портретного сходства. Агитация в тот день была запрещена. Хочешь — смейся, хочешь — плачь.

Наблюдателей нет

Это был второй участок, где звучала музыка. К моменту нашего приезда в 18.45 проголосовало 30% избирателей. 297 человек из 1040. До села мы добрались к вечеру. Приехали бы раньше, но мимо Беклемишево со скоростью 20 км в час помчались в Иргень. И правильно сделали, потому что в Читу возвращались уже затемно, а из Иргени вообще бы не выбрались в темноте.

Тут тоже не было никаких наблюдателей, только табличка. Впервые голосующих избирателей, ими оказались две девушки, поздравили и вручили дипломы. А за дверью участка жители села рассказали о том, что единственное предприятие ПК «Беклемишевское», которое не выплачивает зарплату работникам по полгода и просит помощи у краевого центра, скоро останется вообще без техники. Ее, а еще скот якобы распродает нынешний руководитель Анатолий Николаев, хоть ему досталось в наследство хорошее крепкое предприятие после Анатолия Холмогорова.

Нарисуй выборы

Были нарекания и по работе администрации, некоторые жители сказали, что поставили бы оценку 1 (кол) или вообще 0 при опросе общественной палаты Забайкальского края. А вот еще про школу — там собирают с каждого ребенка по 500 рублей, а если семья не сдала деньги в течение года, то ребенку не выдадут аттестат после окончания учебного года, пока деньги не будут сданы. Может быть, Комитету Образования следует обратить на это внимание? А то так можно далеко пойти. И даже дойти до школьной столовой, где ребята считают, что кормят их плохо, могли бы лучше. А родители даже жаловались, куда следует, но представителей «куда следует» встречали накрытыми столами — и на этом все.

Преображенка

В Преображенке ФАП большой, можно даже сказать двухкомнатные хоромы. Но тоже пустой. Большинство жителей тут тоже только прописаны, и на выборы прийти не соизволили. К моменту нашего приезда проголосовали 27 человек из 90. Мы были в селе в 16.45. Наблюдателей тоже нет, комиссия натопила печку и развесила шарики на ворота и в самом участке. Летом тут не в пример бывает многолюдно — и жители и отдыхающие. Даже в день выборов на озере мы встретили рыбаков, которые сказали, что сами они не местные и выборы их не интересуют в принципе.

Шишкино

В Шишкино мы чуть не заблудились, и если бы не местный житель, который, увидев нашу Бинго-Бонго с надписью «Вечорка» стал махать и показывать дорогу, мы бы еще долго кружили вокруг. На 10.30 из 1283 избирателей проголосовало 85 человек. Опрос по работе министерств прошли 10 человек. Избирательный участок тут в школе. Во дворе встретили местную жительницу и спросили — не мешают ли работы в огороде выборам? На что женщина справедливо заметила – захочешь, найдешь время. Про теперь уже избранного губернатора: — Только бы он нас не бросил и не уехал! В кои-то веки работает человек.

Участок в Шишкино

Верх-Чита

Это было начало нашего путешествия. Сюда мы прибыли сразу из Читы и были приятно удивлены, как оформлен избирательный участок – огромное сердце с надписью «Я люблю Верх-Читу» и красивые объемные цветы. Тут тоже ребятишки нарисовали картинки на тему «Выборы глазами детей». Выборы же глазами взрослых выглядели пока скромно — из 1727 избирателей проголосовало 35 человек, или 2%. Но было утро, и была надежда… В избирательный участок 3605 входят пос. Береговой, Ручейки, Мухор-Кондуй и Радиостанция.

Председатель комиссии Марина Чиняева: «Обычно в это время проголосовавших бывает больше, очевидно мешает людям уборка урожая».

Согласна. Собирать урожай под дождем не очень приятно, а уж идти на избирательный участок так вообще жесть. Но бодрые пенсионерки вопреки урожаю и дождю пришли голосовать и даже сказали, что очень они надеются на улучшение жизни и на то, что их внуки будут жить в достатке. Сказали еще, что скрывать им нечего и что голосовали за Осипова. Пожелали Александру Михайловичу долгих лет жизни и отправились по своим делам.


Избиратели в Верх-Чите

А мы поехали дальше, в свое длительное путешествие, которое закончилось только поздно вечером в Беклемишево, где нас, кстати, очень вкусно накормили. Потому что мы были голодные после придорожного кафе «Осинка», единственного по дороге на Арахлей, где вместо наваристого бухлера с кусками мяса нам подали тарелки, в которых плавала одинокая картофелина и две косточки с жиром. Вторая репортерская группа в ответ на наши фото прислала снимки из кафе на хабаровской трассе и, дразня нас, подписала – «А мы не жалуемся».


Отвратительный бухлер

И мы не жалуемся, ведь, несмотря на плохие дороги и жадных поваров, мы своей поездкой остались довольны. И обещали вернуться и в Бургень, и в Тасей, и любимое село Иргень, если выпросим у главреда вездеход. И в село Авдей, где живут самые протестные жители, мы обязательно вернемся.

Елена ЮСУПОВА с помощью Светланы ЗЯБЛИКОВОЙ

Фото автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий