Гений и Нонна

От безделья человек становится тусклым. И сварливым, и ворчливым. А еще без дела человек начинает болеть и чахнуть. И возраст тут не имеет никакого значения. Только к старости такое состояние гораздо опаснее — есть вероятность из безделья не выбраться.

Проверено, как говорится, на собственной шкуре. Полтора года назад я пришла в «Вечорку» с тихой спокойной работы, где не надо было никуда бежать, ехать, переживать. Надо было просто сидеть в тепле и уюте, дожидаясь пенсии. Когда я поняла, что стала старая, вредная и чуть не приклеилась к стулу, то с прежней работы сбежала. Теперь свободного времени у меня нет, ворчать и болеть некогда, зато есть возможность встречаться с интересными, яркими людьми, например, с такими, как участники танцевального коллектива «Болеро», где возраст артистов давно перевалил за 40 и даже за 80, а они на сцене сиртаки танцуют. Глядя на них, понимаешь, что мы точно стареем не от старости.

Гений и Нонна

Гений Красильников родился 6 мая 1945 года, о чем незамедлительно сообщил при встрече. Нонна Немерова чуть старше, ей 84. Они пара, танцевальная. Не в прошлом, не давным-давно, а прямо сегодня. Единственная танцующая пара «детей войны». Во время репетиции в КДЦ «Спутник» эти уникальные артисты рассказывают немного о себе, немного о прошлом, основной же темой разговора становятся танцы. По паспорту Гений, а в жизни Геннадий Александрович рассказывает, что начал танцевать в семнадцать лет, поступив в железнодорожный техникум. Вел занятия солист ансамбля Черноморского флота, бывший моряк. Он сразу дал хорошие азы настоящего танцевального искусства, чем навсегда привязал сердце юноши к танцам. Вскоре Гений стал солистом, потому что кроме основных занятий три раза в неделю оставался и занимался дополнительно еще два часа, так нравилось.

— Тем более, когда понимаешь, что такое азарт на публике, а это особое чувство, что ты доставляешь радость людям. Так возникла любовь, которая уже на протяжении 57 лет со мной. Где бы я ни служил, ни работал, всегда был танцевальный коллектив, особенно на БАМе, обязательно была клубная деятельность. Приглашали и в спектаклях участвовать, но там я без особого удовольствия, потому что люблю переигрывать маленечко, бывает! — смеется Геннадий. — Мне лучше в танцах. А в спектаклях только когда народа не хватает.

Высокий, стройный, подтянутый. А партнерша — миниатюрная и совсем седая. Слышу, как он руководит: «Нонна, смотри сюда, Нонна, делай так, теперь так».

И мне, когда я собралась поговорить с артисткой:

— Вы ее сильно не задерживайте, мне надо с ней танцевать!

— Нонна Демьяновна, можно Вас спросить о возрасте?

— Восемьдесят четыре мне. Я в танцах не так давно, с пятнадцатого года. На конкурсе «Вальс Победы» надо было танцевать. Занимались мы с супругами Ганеевыми (Сергей Ганеев — президент Федерации танцевального спорта Забайкальского края — авт.), восемнадцать уроков нам дали, они мои первые учителя, и мне дали на конкурс шестнадцатилетнего мальчика в партнеры.

— А Вам уже было 80? И как Вы с таким партнером танцевали?

— Нормально! Только он к тому времени уже одиннадцать лет танцевал, а я нисколько — восемнадцать уроков приняла и все! Мы танцевали вальс и ча-ча-ча, нам присудили первое место из 19 пар. Ну потом нас по телевизору показали, в газетах писали, а после конкурса мне предложили станцевать на гала-концерте. Я говорю — с Дениской? Нет, надо кого-то по возрасту.

Пригласили Гения, мы с ним станцевали, заняли 3-е место, это же здорово! После этого мы так и танцуем. Везде, по всему городу нас зовут, мы считаемся самой возрастной парой.

— Танцы мешают или помогают вашему здоровью? Мне это самой интересно, потому что девушку, танцующую в таком возрасте, я вижу впервые.

— Нисколько не мешают. Я, когда танцую, у меня ничего не болит! И я не устаю. Я же на аккордеоне еще играю. Поем песни наших лет, я на слух подбираю и играю.

Еще Нонна Демьяновна рассказала, как два раза пела с Иосифом Кобзоном. В 2012 году в Филармонии и в Доме офицеров — в его последний приезд в Читу.

— Это было подготовленное выступление?

— Нет, я просто с аккордеоном пришла, мы заранее встретились в библиотеке, договорились, что я приду с инструментом, и вот так и спели. Он меня вызвал на сцену, и теперь фотографии остались на память, вот так было.

Гений и Нонна убежали танцевать, при всем желании я за ними не поспевала, им пришлось вернутся для того, чтобы сделать фото. Еще бы — мне уже 55, и у меня колени, а им всего-то 74 и 84. А вместе — 158, о чем с гордостью сообщил Гений, он же Геннадий, он же старший брат руководителя танцевального коллектива «Болеро».

Вся жизнь в движении

Виктор Красильников очень серьезный, строгий и кажется взрослее своего старшего брата. Наверное, такой, каким и должен быть руководитель. Наш главред тоже делает вид, что строгий, я даже боялась его поначалу целый месяц. Поэтому теперь никаким важным видом меня не собьешь.

— Виктор Александрович, читатели просят рассказать о «Болеро», поэтому — немного о себе и своем коллективе, пожалуйста.

— Я начал заниматься танцами примерно с четырнадцати лет, а родился в сорок восьмом году. Занимался по книгам, брат литературу принес, так по книжке разучивал определенные движения, которые мне нравились. В танцевальные кружки потом сам приходил, просился везде, где учился.

Такой был случай — сегодня мне уезжать в армию, а у нас концерт. И мне пришлось до поезда выступать, а еще и на трубе играть, это торжественное мероприятие было по проводам в армию, нас трое уходило, сам себя провожал, получается. Это в Ачинске было, а уезжать в Красноярск надо было.

После армии пришел в клуб «Красный октябрь» на Первой Чите, так с братом там и плясали, пока клуб не закрылся. Потом вместе перешли на бальные танцы. Евдокия Гавриловна Патрина вела занятия, мы были первыми, еще нигде бальных танцев не было. Участвовали везде, ездили по стране, начиная от Улан-Удэ: Иркутск, два раза Красноярск, Свердловск, Москва.

— Это было помимо основной работы?

— Конечно! После этого я много лет кружки вел, даже ритмику и аэробику. Так все и продолжается до сегодняшнего дня. Так что я никогда не останавливался, постоянно был в движении.

«Болеро»


— Про «Болеро» давайте поговорим!

— Совершенно случайно попробовали с Яной Тряпициной танцевать вальс после выступления, она никогда до этого не танцевала, она поет хорошо, тут говорить нечего. Мы пели в хоре «Вдохновение». С этого началось. Было это восемь лет назад. Так постепенно я начал занятия проводить для желающих. И уже лет семь тут, в «Спутнике». Сначала нас человек пять было, потом народ стал приходить, и буквально через полгода стало уже двадцать с лишним человек.

— У вас постоянный состав?

— Отсев участников происходит только по веским причинам. Многие хотели бы заниматься, но надо учитывать возраст — то с внуками надо сидеть, то надо их на всякие кружки водить, время-то сейчас какое — это раньше мы сами везде ходили. Вот в чем проблема! Вроде бы причина уважительная, а человек из коллектива уходит. Некоторые и по болезни, а в основном у нас тут люди выздоравливают! Приходят с давлением, а через год-два все у них нормализуется, вот видите, бодрые они какие. А ведь многим под семьдесят, под восемьдесят, и они занимаются.

— Какие-то возрастные особенности ваших учеников приходится учитывать?

— Конечно. Я бы не сказал, что можно их быстренько всему научить, как молодых. Сотни раз приходится повторять движение, чтобы его заучить. Это понятно — люди возрастные. Но все стараются.

— Чтобы танцевать у вас, одного желания мало?

— Тут вся проблема в чем? В том, что мы за свой счет занимаемся, костюмы покупаем, это, конечно, для пенсионеров накладно. Чтобы народный костюм сшить, не одна тысяча потребуется. КДЦ «Спутник» выделил нам этой осенью 10 тысяч рублей в «Иголочку» на материал. Это капля для такого коллектива. Хорошо бы спонсор нашелся, мы то готовы выступать, понимаете? Все восемь лет без остановки, без перерыва. Или занятия, или концерт.

— Репертуар сами подбираете?

— Я всегда долго думаю. И пришел к выводу, что репертуар надо менять на разные направления в танце. Мы бальные танцы уже прошли за столько лет, нынче летом будем латиноамериканские выставлять, но считаю, что народные надо возрождать. Потому что эти современные крученые-верченые надоедать стали, тем более зритель наш возрастной, а эта категория людей требует особого подхода. Поэтому сейчас репетируем и калинку, и шуточный будет танец. Тем более День Победы приближается. Готовимся. Могли бы и украинский, и белорусский поставить, но они скоростные, а мы уже нет.

— Танцевальный опыт кроме вас с братом есть у кого-то?

— Да практически ни у кого нет. Но стремление есть. Скоро отчетный концерт, думаю, танцев 10-12 покажем, приходите.

Чтобы руководить коллективом, где «мальчики» и «девочки» давно уже бабушки и дедушки, надо обладать определенными чертами характера, да и авторитет не помешает. Участники коллектива говорят, что сам Красильников строгий, но они его любят. За неуемность в работе, терпение и любовь к танцам.

Мы о многом говорили и затронули, в том числе, тему пожилых людей. Не секрет, что многие из них в основном сидят дома и отговариваются тем, что у них дел хватает и без всяких танцев, песен, что столько дома проблем: у кого носки не связаны, у кого картошка не копана, у кого варенье не сварено. Тем самым отодвигают себя от жизни. Возможно, поэтому, когда начинают говорить о людях старшего поколения, то говорят — вот это бывший бухгалтер, например, а это бывший учитель, бывший инженер или еще кто-то. Люди не понимают, что бывших нет, пока жив человек.

— С женщинами такая проблема, да и мужчины бывают тоже, еще похуже. Смотришь — сидят на лавочке целый день с утра до вечера. Вот меня интересует, неужели заняться нечем? Другие наоборот себя закабаляют какими-то, может, даже не нужными вещами. Надо к людям идти. Надо себя облагораживать душевно, потому что когда сидишь взаперти, сразу болячки возникают. Нужно общение. Сложно человеку, отработавшему 40 лет в коллективе, остаться ненужным. Иногда и общаться дома не с кем. Не каждый на пенсии живет весело и бодро. И люди закрепощают себя в четырех стенах, ничего их не воодушевляет, не вдохновляет. Поэтому надо стараться выходить самому на какие-то общественные действия. Найти себя надо. Не обязательно это могут быть танцы, есть и другие какие-то увлечения — ходите друг в другу в гости, помогайте, общайтесь. Общаться надо.

— С высоты своего опыта дайте совет людям, которые перешагнули определенный возраст, как сохранить интерес к жизни.

— Нельзя накапливать негативную энергию, а потом при народе выплескивать все. Вы посмотрите, сейчас что творится — везде какой-то всплеск буйства, народ не может остановиться. Они не знают, чего хотят. Занимайте себя делом. Некогда будет киснуть.

Трудно не согласиться.

Елена ЮСУПОВА

Фото автора


Комментарии (2)

*

Мне больше нравится когда люди постарше занимаются лечебной гимнастикой, восточными практиками, а не танцами типа ча-ча-ча . И дело не в том, что это им не идет. Мне вообще не нравится, когда осуждают за то, что кто-то что-то делает не по возрасту. Это неуважение и дискриминация, чего я терпеть не могу. Дело в том, что занимаясь, например цигуном или йогой, ты концентрируешься на собственных ощущениях и меньше риска травмы, особенно если с тобой тренер или опытный человек. В танцах масса плюсов-удовольствие, драйв, энергия. Все, что необходимо в любом возрасте. Но вот он ее, не дай бог, уронит, а у нее остеопороз.

*

Бывшим человека называют тогда, когда он и прежде не был профессионалом. А если он делал свое дело всерьез, развивался, интересовался и сумел создать себе определенную репутацию в своем деле, к нему до самой смерти обращаться будут.

Оставить комментарий