Чита, Гагарина, 8в

Чита — Гомель. Неблизкая братская республика. Командировочный репортаж.

  • 27 апр. 2022 г.
  • /
  • 0
Чита — Гомель. Неблизкая братская республика. Командировочный репортаж.

Съемочная группа «Вечорки ТВ» с командировками побывала практически во всех уголках Забайкалья. На этот раз поездка оказалась международной, но обо всем по порядку.

Стройная симпатичная девушка в униформе известной авиакомпании стояла в начале салона самолета между рядами с креслами и заметно волновалась. Было очевидно — предполетный брифинг она делает либо в первый раз, либо в один из первых. Нервно улыбаясь, переминаясь с ноги на ногу, она начала сопровождать жестами инструкции по громкой связи:

— Наш самолет имеет восемь аварийных выходов. Выходы расположены в передней, средней и хвостовой частях самолета. Сейчас мы укажем расположение ближайших выходов… Выходы обозначены световым табло «Выход». Светящиеся дорожки вдоль проходов указывают направление к выходам…

Через 7 минут наш Airbus A-320 рейсом Улан-Удэ — Москва начнет выворачивать на взлетную полосу.

Неожиданная новость

О том, что мы летим в Москву, а следом с оказией в дружественную Беларусь, узнали, будучи, опять же, в командировке. Жители села Новодоронинское Карымского района жаловались на затопление домов после ремонта дороги. Неспешно отсняв сюжет, были ошарашены — уже в 8 вечера с читинского вокзала на нас забронированы билеты до Улан-Удэ. Оттуда — самолетом в Москву. Далее через границу в Гомель через Могилев. Путь неблизкий, но, как оказалось, весьма интересный.

Купейный вагон с душем и обедами

В сознании большинства забайкальцев, перемещающихся по железной дороге локальными маршрутами, например, Чита — Приаргунск, Чита — Краснокаменск, поезд — это плацкарт, курица, чай у проводника, плачущие дети, буянящие дембеля, ссущиеся собачки и запах «доширака» по всему вагону.

Лично я испытал, как сейчас модно говорить, когнитивный диссонанс, когда в поезде Чита — Улан-Удэ нас ждал современный купейный вагон с душевой кабиной в туалете, ковриком в коридоре, двойными зарядками для телефона у каждой полки и, что самое невероятное, питанием.

Вначале принесли первую коробочку. В мини-пайке была скромная бутылка негазированной воды, гречневые хлебцы и почему-то одна зефиринка. К ним — салфетки, в том числе влажные, пластиковые вилки, ложки и нож. Большую надежду вселяла надпись на коробочке «Горячее блюдо уже на пути к Вам. Приятного аппетита». Не прошло и часа — та же девушка принесла долгожданное «горячее» — опять же из разряда сухого пайка — чечевица с говядиной. Бонусом — наструганная мелкими кусками сырокопченая колбаса в вакуумной упаковке. Любопытство удовлетворено, голод частично тоже. Под работающий кондиционер, приятно освежающий и охлаждающий воздух, ложимся спать. Рано утром нас ждет столица Бурятии.

Столица Бурятии

Город Улан-Удэ встретил безветренной приятной погодой с температурой воздуха плюс 2 градуса. Как и на каждом российском вокзале — множество снующих по перрону водителей такси с предложением своих услуг. Утреннее время прибытия поставило еще одну задачу — как добраться до аэропорта. Автобусы только начали ходить, и ожидать маршрут до воздушных ворот города было весьма рискованно. Выход — такси, которое при заказе через приложение вышло кратно дешевле прайса бомбил.

«Жизнь видишь из окна моего персонального автомобиля»

Так случилось и со мной. По Улан-Удэ я гулял сугубо глазами через окно таксомотора. Не буду сыпать датами из Википедии, расскажу, что увидел. Первое, что бросается в глаза, — национальные мотивы в архитектуре. Все мы представляем, как выглядят дацаны. Так вот, многие здания построены в этом же стиле.

Второе — безумное множество памятников животным и воинам. Иногда совместным ансамблем — например, батор с копьем на коне. Или конь с батором без копья, но с голубем в руке. Косули, тигры, кони, медведи, верблюды, журавли, орлы — это только то, что я успел заметить, уверен, ассортимент архитектурной фауны гораздо обширней.

Именно величественные тигры восседают перед мостом через реку Селенга, где мы также проезжали по дороге в аэропорт. Рассуждая о Селенге, пришли к выводу — если пустить бумажный кораблик, скажем, где-нибудь в Красном Чикое по реке Чикой или на озере Шакша в Беклимишево, то он теоретически может доплыть до главной реки столицы Бурятии. А дальше, опять же теоретически, он сможет доплыть и до самого Байкала. Подтверждением тому — синие водные капилляры на карте России. Будем с визитом в Чикое — обязательно попробую пустить бумажное судно с надписью «Привет, Улан-Удэ».

«Мухино» — тот же «Байкал»

Немногие улан-удэнцы знают, что аэропорт в их городе называется «Мухино». Привычнее — «Байкал». По этому поводу очень много споров в сетях. Действительно, аэродром был построен на мухинских болотах, и в дальнейшем он получил название «Мухино». В 2008 году аэропорту как предприятию было присвоено название «Байкал», однако как географический объект он называется «Улан-Удэ (Мухино)», подобное название закреплено и в сборниках аэронавигационной информации.

Магниты, омуль, бурятские головные уборы

Внешне здание аэропорта мало чем отличается от читинского. Внутри — немного посовременнее. Чего только стоит висящая в зале ожидания плазма размером практически во всю стену, где нон-стопом демонстрируют медведей и других животных на льду Байкала, снятых с дрона. Забегая наперед скажу, что бóльшую по размерам плазму я увидел только в Москве в аэропорту «Домодедово».

По периметру всего зала ожидания — торговые палатки, где колоритные буряты продают «сувенирку» и продукты питания. «Сувенирка» в основном сводится к магнитам, запакованному копченому омулю, национальным головным уборам, картинам с озером Байкал и местными достопримечательностями. Цены вполне приемлемые. Кофе — не более 100 рублей за чашечку, минералка — от 80-ти. Любители алкоголя жмутся у палаток с пивом. Курение в зале ожидания не предусмотрено (как, например, в аэропорту «Кольцово» в Екатеринбурге, где есть комната для курения). За порядком следит охрана, прохаживающаяся по залу.

Отмечу интересную галерею на стенах аэровокзала. Картины все с теми же животными, людьми в национальных костюмах, природой Бурятии и озером Байкал.

Сама регистрация в «Мухино» усложнена детальными досмотрами. В том же «Домодедово» при регистрации пассажирам предлагается пройти через огромный сканер, где видна, как говорится, вся твоя подноготная. В столице Бурятии сканер в разы проще, потому приходится снимать ремни, ботинки, часы, класть их в специальные ящики и сдавать на отдельный досмотр. Скажу честно — не очень приятно ходить в носках по грязному полу. Но безопасность прежде всего.

Фото/видео запрещено

После объявления о посадке пассажиров на самолет мы еще дважды показали билеты и стали ждать автобус. Пока ждали, на площадке повеяло табачным дымом — кто-то из пассажиров не выдержал. Кстати, камеры видеонаблюдения стоят практически на каждом углу. В том числе охрана бдит, чтобы при выходе на посадочную полосу никто не фотографировал — ни себя, ни самолет, ни саму полосу. С чем связана секретность — остается загадкой. Я по незнанию сделал селфи около самолета, после чего меня пожурила охрана:

— Да, я вижу, что себя сфотографировал. Жене отправишь для отчета? Ну вот, согласись же, через месяц удалишь это фото и забудешь про него навсегда.

Улыбнулся и пошел бдить дальше. Два полных автобуса ровно 100 метров везут до трапа самолета. Ехать три минуты.

«Стерильная кабина»

В самолете, кроме предполетного брифинга, по громкой связи передают много служебных команд для бортпроводников. Можно слышать: «стерильная кабина», «кросс-чек» и т.д. Уже по прилете любопытства ради прочитал, что это значит. Скажем, «стерильная кабина» — бортпроводникам нельзя отвлекать экипаж и заходить в кабину. Не предлагать кофе, чай, обеды. «Кросс-чек» — перепроверка бортпроводниками друг друга — идут цепочкой и смотрят, чтобы спинки были ровные, подлокотники опущены, столики пристегнуты, обувь надета, наушники вытащены из ушей и т.д.

Чудо-тележка

После взлета и набора высоты нас поприветствовал капитан воздушного судна Петушков, сообщил, что мы летим на высоте 10400 метров со скоростью 870 км/час, температура за бортом –62 градуса. Пилот заверил — мы летим уже над Иркутской областью и совсем скоро Красноярский край.

Спустя какое-то время появилась тележка, которую катили два стюарда. Эта тележка еще долгое время будет радовать пассажиров, вызывая выделение слюны, как у собачек Павлова. Сначала в стаканах развозят воду и сок, далее — сами обеды/ужины.

Обед в самолете — все тот же сухпаек, какой был в улан-удэнском поезде, только усовершенствованный. Итак, в тот день мы отведали салат из моркови с яблоком и орехами, макароны с кусочками курицы и смесью из овощей, дольки яблока и апельсинки, венгерскую вафлю и чай. По желанию — кофе.

Отобедав, потянуло в сон. Время полета — более 6-ти часов. Уже скоро мы приземлимся в «Домодедово», но об этом в следующий раз.

Александр РОМАНОВСКИЙ

Фото автора