Отпели в Чите очередные «поющие трусы». Родители забайкальских подростков дружно скинулись деньгами и поправили материальное положение звезды. Думаю, не стоит осуждать молодежь, все равно пока не поймут, что проезжим знаменитостям важны лишь кассовые сборы. Много половин, мало половин — вопрос второй. Первый звучит так — а что может предложить Чита взамен?

Тем, кто пиарит очередного заезжего исполнителя, не откажешь в уме и сообразительности. Машина индустрии развлечений свое дело знает. Ну, это когда из каждого утюга. Но когда я собралась рассказать о самобытном читинском коллективе «Ударная волна», мне пришлось поискать информацию в интернете. Потому что последний раз городские и краевые СМИ рассказывали о музыкантах несколько лет назад. Надо отдать должное коллегам — говорили много, хорошо, хвалили и репертуар, и самих исполнителей. Последние несколько лет — тишина. Возможно, только любители авторской песни на военную тематику знают, что происходит с коллективом сегодня. Я сама считала, что их «домом родным» до сих пор является Забайкальская краевая филармония. Но нашла «Ударную волну» в подвале тира.


Состав группы: Евгений Хорошилов, Андрей Манченко, Евгений Коркин, Сергей Яцкевич, Андрей Кокотун.


Своя дорога

Сами себя они называют творческой студией, нам привычней говорить — ансамбль. Участники боевых действий в Афганистане и Чечне поют о том, что пережили, не претендуя на лавры знаменитых коллег-музыкантов. Им это не надо, у них своя дорога. Услышать коллектив можно на редких праздничных концертах.

Евгений Хорошилов:

— Поем не только на больших площадках, но и в госпитале для ветеранов, в воинских частях, на сборном пункте, когда нас приглашают образовательные учреждения. Объездили весь Забайкальский край от Могочи до Петровска. Сейчас у нас постоянный состав, он четвертый по счету. Причина банальная — мы не коммерческие музыканты, поэтому расставание с людьми происходило не по причине личных конфликтов, а по причине того, что кто-то переехал в другой регион, кто-то устроился на работу.

В этом октябре нам десять лет. Хотелось бы всех собрать. У нас две девушки работали в коллективе. Все это было здорово. Но коллектив — это же живой организм, и у нас все меняется. Когда мы начинали, у нас процентов 60 было чужих песен в репертуаре, потом пришло понимание того, что у нас самих есть что сказать, потому что мы сами все пережили. На сегодняшний день у нас семьдесят авторских произведений, сами пишем, сами поем. И между строчек говорим о том, зачем мы это делаем. А делаем мы это затем, чтобы передать свои эмоции, мысли, чувства. О том, что Родину надо защищать.

В разговоре Евгений Николаевич несколько раз произнес фразу: «О жизни надо говорить без накрашенных губ». Очевидно, имея в виду, что уж больно часто в рассказах о войне авторы впадают в крайности, преувеличивая или, наоборот, преуменьшая героизм будней. У людей, прошедших горнило войны, любая фальшь вызывает отторжение, отсюда «Выверенность каждой фразы, каждого слова», — повторяет Хорошилов.

— У нас творческое содружество людей, которые прекрасно понимают, во что могут вылиться всякие майданы и протесты. Мы все побывали на войне так или иначе. Мы своими песнями хотим рассказать, показать, что самое главное в жизни — всю эту заразу, эту войну, нельзя допустить в наш дом, в наш город. Чита — это город особенный. Когда я был в 1996 году в разрушенном Грозном, он в центре один в один как Чита. И это были одни руины, это был Сталинград. Тогда еще я подумал — нам допустить такое нельзя! У нас есть песня, мы посвятили ее Чите. Там наше отношение — без идиллии, без пафоса.

Патриотизм как он есть

Репетиция в тире


— Часто с высоких трибун говорят о патриотизме. И мы понимаем, что во власти люди загруженные, у них дел хватает, начиная с помоек. У них задач много, — говорит Хорошилов.

Андрей Манченко:

— Тем не менее наш патриотизм съехал в подвал тира из Филармонии. Хотя Путин говорит — нужен патриотизм. А мы сейчас репетируем в подвале, здесь сыро, инструменты портятся. Мы их увозим отсюда и привозим на каждую репетицию. К тому же у всех есть основная работа, кто-то на пенсии. Приютил нас Поляков Павел Яковлевич, тоже афганец, он это помещение содержит за свой счет. Нам всего-то нужна маленькая комната для репетиций, и мы сможем играть на всех мероприятиях. Мы делаем это бесплатно, аппаратура вся наша, куплена на спонсорские деньги наших же десантников. Надо только чтобы администрация пошла нам навстречу с помещением. Чтобы мы могли спокойно репетировать, выступать, с молодежью работать.

Грамоты в ящике, песни для галочки

В продолжение нашего разговора Евгений Хорошилов с горечью говорит:

— Я обращался к трем губернаторам, начиная с Гениатулина. Ильковский, Жданова выслушивали нас. Улыбка, кивок и, скорее всего, забыли. А потом начинают говорить, что есть такие инициативные хорошие ребята, пусть выступят. И мы идем и выступаем. А когда однажды сгорела аппаратура, нам в который раз пришлось идти к своим ребятам-афганцам, просить денег на ее восстановление. Мы десять лет существуем. Когда в Филармонии находились — ребята не дадут соврать — у нас три стены снизу доверху были увешаны грамотами и благодарственными письмами за то, что мы делаем. Одних губернаторских двенадцать штук, в красивых рамках, все как положено. Где они сейчас? В ящике. Потому что хранить их негде. Слов хороших можно говорить много. Вот если бы был статус, что мы коллектив ветеранский, творческий, который в Забайкалье есть. Ведь мы каждое слово выверяем, мы не допускаем ни политику, ни протесты, мы стоим только за подвиг и за защиту нашей страны! Просто признайте, что мы есть, а нам говорят: «Вы для галочки сходите, выступите».

Кто мы?

— И тогда поневоле задаешь себе вопрос — кто мы? До кого мы пытаемся достучаться?

А ведь у нас полностью авторская программа. Если мы начинали, как все, с исполнения афганских песен, которые известны, то потом пришло понимание, что нужны песни от первого лица, чтобы было максимально честно. Мой комбат из Афганистана, в то время майор Игорь Юрьевич Стодеревский, написал такие слова: «Не забывайте нас, пока мы есть. Никто не знает, сколько мы продлимся. А мы еще на многое сгодимся. Ведь мы сегодня рядом с вами, здесь! Запоминайте нас, пока мы есть». Мы же все в силу возраста рано или поздно кончаемся. Мы понимаем, что и у нас возраст такой, нам немного осталось, нам надо творчество свое по наследству передать, а где? Статус нужен, прежде всего, для того чтобы более молодое поколение подтянулось, создать уже для них условия, центр притяжения. Чтоб парни лет тридцати-сорока пришли, и мы уже спокойно ушли на пенсию.

На войне всегда плохо

Коллектив в сборе


Мы продолжили разговор с Геннадием Ларионовым, одним из создателей коллектива.

— Мы стараемся, чтобы люди, слушая наши песни, поняли — мы говорим не о том, как плохо или хорошо на войне. Мы говорим о том, что на войне всегда плохо.

И чтобы у молодых людей не создалось впечатления, что надо только слезы проливать над погибшими, а нужен настрой на то, что Родину надо защищать!

Почему мы решили исполнять свои песни? Потому что любой человек может написать стихи военной направленности, но какими бы хорошими они ни были, человек, который сам прошел этот путь, побывал внутри ситуации, сразу поймет, что написал их не участник событий. Поэтому, если вы хотите писать — пишите. О любви, о природе, но о войне не пишите. Не нужно. Либо просто выказывайте свое отношение к ней, но от первого лица нельзя. Это видно сразу.

К тому же сравнивать нас ни с кем не надо. Ребята — самобытный коллектив. Надо принять их творчество, как приняли и поддерживают десантники, участники боевых действий — наша проверенная публика.

— Как получилось, что Филармония отказала вашему коллективу в помещении?

— Мы не приносим денег. И к тому моменту тех людей во власти, которые могли бы помочь, уже не было.

— Кто поддерживает коллектив?

— Так случилось, что нас в этот момент поддержал Павел Поляков, председатель Забайкальского союза десантников, и хотелось бы выразить благодарность первому председателю организации Александру Лямзину за помощь.

Сейчас такая ситуация, что свое творчество надо продавать, идти самим к власти и говорить — мы готовы выступить. А выступления артистам нужны, потому что творческое начало должно быть реализовано.

***

Патриотизм — это не только любовь к Родине и готовность пожертвовать своими интересами. Это и гордость достижениями ее культуры, желание сохранить их характер и особенности. А еще желание и стремление защищать интересы своего народа. Так, по крайней мере, звучит определение патриотизма. Для того чтобы написанные строчки обрели смысл в отдельно взятой голове молодого человека, нужен не только определенный настрой, но и труд — умственный и душевный. Только в этом случае из шалопая с «дайвером» на голове или хвостиком на резинке может вырасти настоящий защитник Родины. Но если оглянуться и вдуматься, откуда берутся настоящие мужчины, которым мы доверяем защиту страны, нашей жизни и жизни детей, то они тут, рядом. И чтобы путь становления не затянулся на долгие годы, у ребят должна быть возможность прикоснуться не только к творчеству молодежных кумиров, но и таких коллективов, как «Ударная волна». Когда я спросила Хорошилова и Ларионова, обращались ли они к главе администрации Читы Александру Сапожникову, оба сказали: «Да у него сейчас такой объем работы! К тому же все просят у него финансовой поддержки, а нам деньги не нужны, нам помещение бы».

Вот с музыкальным коллективом все более или менее ясно. Только остается еще один вопрос — а мы-то сами кто?

Елена ЮСУПОВА

Фото автора и из архива коллектива


Комментарии (1)

*

Это как одно и то же поколение застало Чечню и Афган. Родину как без войны защищать будешь? Уговорами? Сталинград у него в Чечне. ) Базара нет, патриот. Не люблю самодеятельность

Оставить комментарий