Вы помните, когда в последний раз бросали все и шли навстречу приключениям? Читинец Роман Холмогоров этим летом решил испытать себя и отправился в путешествие из Москвы в Читу на велосипеде. О том, какие впечатления оставил этот путь, мы поговорили с Романом.

— Откуда у Вас любовь к путешествиям?

— Она возникла давно. Сначала увлекался походами. Родом я из геологического поселка, отец — геолог. Тайга, лес, все было рядом. В Чите все исходил: Дворцы, Чертов пик, Арачу. Уезжал в горы, занимался альпинизмом. Был на Кодаре, мечтал проехать на машине по стране. Но максимум, куда я выезжал — до Байкала. Потом появился велосипед. Хотя изначально я не воспринимал велосипедистов всерьез, не замечал их на дороге.

— В каком возрасте появился велосипед?

— В детстве велосипеды, конечно, были. Но сейчас они совсем другие, с хорошим накатом. Несколько лет назад мой друг купил велик, вслед за ним — другие, и я тоже купил, думаю, буду ездить, посмотрю, что из этого получится. Сначала ездил по городу на небольшие дистанции, потом по Забайкалью, но максимум, куда я ездил — 170 км на Арахлей. Это было моим достижением.

— Когда возникла идея ехать в Москву?

— Лет пять назад я прочитал статью о велосипедисте, который ехал из Владивостока в Москву. Мне стало интересно, я следил за его перемещениями. Дух путешествия охватил меня. Два года назад человек 5-6 путешественников ехали по стране. Каждый из них вел свою страничку, и я тоже читал их. Загорелся. В прошлом году парень из Жуковска во Владивосток ехал на велике. Я полностью просчитал его маршрут и решил попробовать. В начале июня я улетел в Москву на самолете, транспортной компанией отправил велосипед и вещи. Побыл 4 дня в столице, а 12 июня начал велопробег. В Читу я вернулся 6 сентября.



— Ваше физическое состояние за время путешествия улучшилось? Вы похудели? Укрепили здоровье?

— С физической подготовкой у меня все нормально, занимался спортом, бегал, но велосипедной подготовки не было. На такие большие расстояния никогда не выезжал. Готовиться было некогда, постоянно работал. Поэтому уже в первые дни растянул сухожилия, думал, что придется где-то останавливаться на неделю, но не стал. А в целом поездка укрепила здоровье. Все говорят, что, конечно, похудел. Но это не страшно.

— А страшно было ехать, не было мысли, что можно не вернуться?

— Нет. Страха никакого не было. Едешь по трассе, постоянно машины. Очень много фур. Ощущаешь себя в социуме. Были волнения, когда приходилось ночевать в лесу.

— Увлечения помимо путешествий у Вас есть?

— Да, долгое время занимался пейнтболом, достиг на этом поприще успехов. Сейчас в силу занятости не играю. Я постоянно на работе, как узник подземелья

— На кого оставили кальянную (свой бизнес — авт.), когда уезжали на три месяца?

— На кальянщиков, три месяца они работали без меня, я руководил дистанционно по телефону, через интернет. Но это был риск. Когда я вернулся, все было в запустении, и ребят пришлось уволить.



—А семья как Вас отпустила?

— Они привыкли уже к моему образу жизни. Знают, что если я что-то задумал, то буду это делать. Конечно, все относились скептически, не верили, что я все это преодолею, проеду до конца. Да и сам я не был уверен, хотел только попробовать.

— А с какими-нибудь интересными людьми встретились во время путешествия?

— Все встречи были мимолетными, потому что когда ты едешь на велосипеде, нужно выдерживать график. Долго ни с кем не пообщаешься. Встречал таких же велосипедистов, как я, туристов, иностранцев. Общение — максимум 15-20 минут. У всех свой график. Встретил парня, который ехал из Магадана в Нидерланды, немка ехала из Малайзии в Германию. Неделю, обгоняя и догоняя друг друга, катили вместе с бурятом, который хотел добраться на велике до Иркутска, но сел на попутную машину, бросив эту затею.

— Не было желания все бросить, вернуться домой?

— Момента выгорания у меня не было. Мне каждый день хотелось ехать, ехать. Были сложности, трудности. Но решал проблемы самостоятельно, надеяться было не на кого.

— Какие события запомнились более всего?

— Все моменты были достаточно яркие. Преодоление различных трудностей: ночевки в лесу, дикая жара, один раз попал в болото, чуть не утопил велосипед, тяжело ехать в дождь. Но обо всех трудностях теперь вспоминаю с улыбкой.

— Возникало желание задержаться в каком-нибудь городе?

— Во время пути ты уже привыкаешь к одиночеству, и в городе быстро надоедает, хочется вернуться на трассу. Три дня было достаточно на знакомство с городом.

— А сейчас, когда Вы уже не в пути и не ограничены графиком, хочется вернуться в какой-нибудь из этих городов? Какой-то город понравился особенно?

— В каждом городе есть что-то особенное, там все масштабнее и красивее, чем в Чите. Но вау-эффекта не было. Все города хороши, но в целом — обычные. Казань, Нижний Новгород — исторические, там интересный центр, все для туристов, замечательные храмы времен средневековья. Екатеринбург красивый индустриальный город, понравился «Ельцин-центр». Самая шикарная набережная — в Тюмени, там очень дорого и богато все сделано. В Новосибирске удивил «Музей смерти».



— У Вас изменилось отношение к Чите после велопутешествия?

— Я думал об этом. Очень хорошо знаю Читу и привык к ней, вернулся сюда с радостью, домой. Конечно, все города намного лучше Читы. Но Чита родная, здесь природа классная и все близко, в шаговой доступности, все скомпоновано и удобно.

— Что хотелось бы здесь изменить?

— Мало мест отдыха, культурных участков. Практически во всех городах есть свой Арбат для прогулок. В Чите такой улицы нет. Хотелось бы. Был бы у нас маленький Арбат, было бы клево.

— Деньги на поездку Вы сами накопили?

— Да, никаких спонсоров у меня не было. На самом деле получилась небольшая сумма. Я потратил порядка 130 тысяч рублей, если разделить на три месяца, получается средняя зарплата.

— О чем думали, когда ехали?

— Ни о чем не думал, ехал, созерцал, наблюдал. 100-120 км в день. Момент ожидания, думал, где переночевать, покушать. Фотографировал интересные места. Чувствовал спортивный азарт. Думать было тяжело. Хотя, казалось бы, именно в пути, в одиночестве можно обдумать свою жизнь, построить планы. Но мысли улетучивались.

— Что говорят о Чите, знают ли о ней в других городах?

— До Красноярска о Чите никто не знает. В Новосибирске вообще никакой реакции на это название. В Красноярске много читинцев. «Криминал, ауешники» — такие у них ассоциации. Я, конечно, не пытался доказывать обратное. Хотя, считаю, Чита — нормальный город, такой же, как и остальные по уровню криминала и жизни. В других городах такие же проблемы с работой и зарплатами, как у нас.

— Заметили, что в Чите больше мусора, чем в других крупных городах?

— Здесь же в центре нет мусора. Если его специально не искать, то и не заметишь. Мусор у бараков. Если туда не заходить, то вроде бы нормально, чисто. На окраинах везде есть мусор.



— Планируете еще куда-то ехать?

— Пока нет. Но в будущем хочу съездить во Вьетнам, но не на велосипеде, а на минибайке, повторить маршрут моего знакомого из Кемерово. Он ездил в Азию: Китай, Вьетнам, Лаос, Таиланд и Малайзия, там уже надо более серьезно готовиться — паспорт, валюта.

— Не возникло у Вас желания уехать из Читы?

— Нет. Ведь в любом месте мы всем восхищаемся только вначале, а потом наступает рутина. Жители городов сами часто не знают о своих достопримечательностях.

Каждая человеческая судьба — как увлекательная книга. Но не всякий из нас, поддавшись рутине, пытается управлять своей жизнью, наполнять ее яркими событиями. Человек волевой и цельный, Роман Холмогоров не согласен на скуку, он живет интересно, бросая вызов себе и обстоятельствам.

Елена МУРАТОВА

Фото предоставлено героем материала

Комментарии (1)

бгг

чудик конкретный, нечем думать - мысли улетучились, в чите только центр есть видимо раз мусора нет в центре это ему хорошо, ельцин центр нравится-иди туда сторожем), и города жуковск нету есть жуковский, чудо юдо одним словом

Оставить комментарий