Чита, Кастринская, 3

Элиты Забайкалья: Так называемая «оппозиция» — 2

Элиты Забайкалья: Так называемая «оппозиция» — 2

Фото ИА "Чита.Ру"

Продолжаем исследовать профессиональных несогласных Забайкалья

В прошлом выпуске «Элит Забайкалья» мы начали разбирать подноготную так называемой «оппозиции» Забайкальского края. Мы подробно объяснили, почему забайкальских «общественников», «несогласных» и «оппозиционеров» никак нельзя относить к классической и последовательной политической оппозиции.

В рамках этой концепции мы обсудили профессиональную конъюнктурность Марины Львовны Савватеевой, чья активность кратно обостряется в предвыборный период и каждый раз посвящается новой теме, наиболее жареной и востребованной публикой. Затем мы показали вам алкогольную подоплеку «оппозиционеров» Захарова и Закружного (он же видеоблогер Леха Кочегар), а также поговорили о проституирующей позиции боевого листка «оппозиционеров» — «Черной газеты», готовой за бабки защищать не только Бога и черта, но даже единороссов и чиновников. Самое главное, тогда мы объяснили, почему материал про т.н. «оппозицию» мы помещаем под рубрикой «Элиты Забайкалья». Ну нет пока в «Вечорке» рубрики «Антиэлиты Забайкалья».

Двое из ларца

Эти двое мужчин чуть старше среднего возраста появились в рядах анализируемой нами социальной тусовки около трех лет назад. Речь о Виталии Гобрике, 1974 года рождения, и Аркадии Кочкунове, 1978 года.

Виталий Гобрик

Первый хоть какой-то социальный статус имеет или, по крайней мере, имел. Он работал в энергетической отрасли региона, а сейчас состоит в Общественном совете Региональной службы по тарифам Забайкальского края. А вот второй непонятно чем занимается, как и подавляющее большинство его собратьев по оппозиционному цеху.

Аркадий Кочкунов. Фото: Яндекс 

Во-первых, осенью 2019 года он был единственным претендентом в читинскую Гордуму, получившим образование не в школе, колледже, техникуме или вузе, а в некоем «Учебном пункте пассажирского вагонного депо Новосибирск». В той же Новосибирской области он официально и прописан. Впрочем, это отнюдь не помешало ему войти в историю региональной риторики с эпохальной фразой. На одном из многочисленных митингов житель теперь уже соседнего федерального округа, потрясая кулаком, очень чегеварно орал: «Народ Забайкалья не просит, не требует, а приказывает».

Гобрик и Кочкунов — постоянные участники всех оппозиционных мероприятий, будь то митинги, суды или сходы граждан. Времени-то свободного много. Спектр политических интересов различен и непостоянен — газификация, обманутые дольщики, ветхое и аварийное жилье, экология, нарушенные права кандидатов, якобы фальсификации всего и вся.

Ярое неприятие всего, что делают власти, впрочем, не помешало Кочкунову самому в эту власть войти. Осенью 2018 года он, ни капли не смущаясь, примерил на себя статус помощника депутата Законодательного собрания Забайкальского края от партии КПРФ Светланы Скубиевой. Впрочем, с красными корочками, дающими право на небольшую, но все-таки зарплату, ему нынешним летом пришлось расстаться. В компартии не поняли его рвения в борьбе с поправками в Конституцию РФ и медийной активности в этом направлении. Статуса он лишился через несколько часов после очередного видеообращения. А еще этого товарища полиция поймала с поличным при массовой расклейке в недозволенных местах своей макулатуры. Шаг для радетеля за экологию и чистую среду весьма непозволительный.

А Баба Яга против

Братья Лихановы. Фото ИА "Чита.Ру"

Впрочем, нет. Все-таки слегка мы лукавим. Есть в среде забайкальских оппозиционеров последовательные и профессиональные критики действующей власти, руководствующиеся не конъюнктурой текущего момента, а своими личными убеждениями. Но… грешно смеяться над такими людьми.

Как вы уже, наверное, поняли, речь пойдет о приснопамятных братьях Лихановых — Николае и Анатолии. То, что у бывших боксеров, работающих, по их собственному признанию, в некоей «Муниципальной правоохранительной инспекции», есть определенные проблемы, не отрицают даже они сами. Все помнят историю времен губернаторства Ждановой, когда одного из братьев со спецназом принудительно положили в Краевую психиатрическую больницу. Приказной порядок госпитализации он тогда оспорил в суде, согласившись лечиться добровольно.

С тех пор Лихановы себе практически не изменяют. Зимой и летом их практически не слышно, а вот весной и осенью в основном Коля, а иногда и оба брата погружаются в свою родную стихию. Они пикетируют присутственные места, устраивают голодовки и скандалы на встречах с общественностью, заваливают суды сотнями разномастных исков и носятся с какой-то очередной концепцией, которая «вот теперь точно» кардинально изменит жизнь забайкальцев к лучшему. Такая вот сезонная оппозиция.

Укронационалист

Евгений Сергиенко. Фото: Яндекс 

Этот 46-летний мужчина на митингах и прочих мероприятиях профессиональных несогласных светится нечасто. Собственно говоря, Евгений Сергиенко был замечен там всего один раз. На какой-то немногочисленной тусовке в читинском «гайд-парке» — на площади Труда на КСК — он самозабвенно рассказывал в видеокамеру почти штатному оператору «оппозиции» Лехе Кочегару о том, что он является жертвой антинародной режима.

В определенной степени он, действительно, прав. Правоохранительная машина проехалась по его судьбе весьма основательно. Дьявол, как водится, в деталях, говорить о которых Сергиенко по понятным причинам не стал. Дело в том, что судили его за экстремизм, но вовсе не за пресловутые лайки и репосты. Мужчина, принадлежащий, как можно понять по фамилии, к славному украинскому народу, годами писал на своей странице в «Фэйсбуке» гадости по отношению к забайкальцам в частности и россиянам вообще. Их стилистика была, мягко говоря, очень оскорбительной, а если называть вещи своими именами, то он буквально мешал жителей России и Забайкалья в грязи, а то и в чем-то более коричневом и вонючем. Итог: приговор Центрального районного суда г. Читы (на его счастье условный) и статус «жертвы режима», который с радостью скушают под революционную риторику на любом митинге.

Могочинский Навальный

Дмитрий Плюхин

Такой неформальный статус еще около 10 лет назад получил один из компьютерщиков Могочинского отделения ЗабЖД Дмитрий Плюхин. В своем «Живом журнале» он весьма лихо мочил районные власти за предполагаемые мздоимства, нарушения, косяки, а то и просто без повода.

В правовую плоскость его обвинения особо не вышли, а вот выиграть выборы помогли. Некогда оппозиционный блогер стал на 4 года главой Могочинского района. В принципе, работал неплохо — многие забайкальские северяне вспоминают его добрым словом. Вот только тяга к скандалам и перманентному правдорубству сыграли с ним злую шутку. Он, похоже, так и не понял, что глава района — это больше хозяйственная, а никак не политическая должность. Рассорившись в пух и прав с губернаторской администрацией, в 2016 году он пролетел с перевыборами как фанера над Парижем, а точнее, над Могочей. Причем в прямом смысле слова.

Он был вынужден покинуть самый отдаленный город Забайкалья и перебраться в Читу. Сначала по привычке начал активничать — пытался сколотить вокруг себя что-то типа профсоюза предпринимателей и начать бороться за права акул малого и среднего бизнеса. Потом все как-то сдулось.

Некогда популярный антикоррупционный блогер сегодня трансформировался в человека без ярко-выраженного статуса. Он просто живет — фотографирует, ездит на велосипеде, занимается семьей и мегабайтами пишет в «Фэйсбуке», с каждым комментарием наращивая желчь и радикализм. Чем занимается Плюхин сегодня — непонятно. Статус предпринимателя, которым он прикрывался еще пару лет назад, согласно системе «СПАРК-Интерфакс», является аннулированным.

Несколько слов в рамках нашего исследования надо сказать и о пасынке Плюхина — лидере читинской музыкальной группы «Массаракш» Михаиле Файзрахманове. В 2018 году, в преддверии президентских выборов, этот юноша со взором горящим возглавил в Чите так называемый региональный штаб Алексея Навального. Структура в нашем регионе показала абсолютную никчемность. Вместо того чтобы оседлать фирменную для навальнистов антикоррупционную повестку, как это было сделано в других регионах, Файзразманов и его гвардия начали раздавать по городу московские газеты, постить в соцсетях смешные картинки и нести на митингах совершенно прописную чушь. Хотя совершенно очевидно, что в таком регионе, как Забайкальский край, можно делать десятки и даже сотни антикоррупционных расследований, причем опираясь лишь на открытые источники. Но мозги в этом направлении у юных забайкальских навальнят не включились. После выборов они разбежались кто куда, а Михаил Файзрахманов вернулся в музыку. Оно и к лучшему. Играть на гитаре у него, по крайней мере, получается достаточно неплохо.

Забытые имена

Николай Коновалов (в центре)

А еще в среде забайкальской «оппозиции» есть свои ветераны. Сегодня эти люди вполне себе социализировались и занимаются вполне обычными делами, а раньше слава о них гремела.

Мы вспомним лишь две фамилии. В начале 2010-х постоянным гостем, нет, даже не гостем, а организатором множества митингов был некто Николай Коновалов. Молодой человек бурятско-гуранистой наружности совершенно искренне называл себя революционером, рассуждал о битве людей труда с представителями капитала и грезил о карьере уличного политика. Кажется, что вместе с небольшой когортой единомышленников Коновалов успел отметиться совершенно везде — начиная оптимизацией здравоохранения и заканчивая требованиями о национализации многострадального Машзавода. Все изменилось, когда Коля повзрослел, женился и… ушел в тот самый бизнес, которому когда-то противостоял, будучи революционером.

Второй персонаж — это небезызвестный бард Константин Шлямов. Без его гитары и былинной бороды еще с 90-х годов не обходился в Чите ни один митинг. Потом он вдруг пропал. Как оказалось, тихо и мирно трудится в одном из вузов забайкальской столицы.

Константин Шлямов 

Подводим черту

Вывод из нашего текущего исследования весьма предсказуемый. Главный враг оппозиционного зуда и либеральной активности — это работа. Человеку, который занимается общественно-полезным трудом (любым), не до митинговой активности. Как мы полагаем, по этой причине абсолютное большинство подобных мероприятий в Чите на долгие годы обречены быть неким междусобойчиком для людей, которым кроме этого заняться больше нечем. Хотя, конечно, есть и исключения — когда в защиту своих прав выходит действительно простой люд. Однако это немного другая история.

(Продолжение следует)

Соломон РАЗМАХНИН

Комментарии (3)

Ланка
11 сент. 2020 г.

Лучше всех в колхозе работала лошадь, но председателем так и не стала.

Ланка
11 сент. 2020 г.

Оппозиция необходима, без нее любая власть становится тоталитарной. В ребятах удручает незнание законов, а порой просто необразованность. Оппозиция не обязательно должна бороться с властью, она должна уметь ей аргументированно противостоять. Где- то находить компромиссы, где- то категорически не соглашаться. Вот мне кажется, что г-н Кочкунов, ратуя за непринятие конституции, толком и не изучал все поправки.

Бонч-Бруевич
11 сент. 2020 г.

Бездельники, тунеядцы - политические праиститутки!

Оставить комментарий