Часть 1.

Животноводству Забайкалья приходит конец. Россельхознадзор присвоил 12 приграничным районам края статус неблагополучных по заболеванию ящуром.

Иными словами, введен запрет на реализацию свежего мяса в этих животноводческих районах. По некоторым данным, он может продлиться от года до двух.

Возмущение районов

В немилость попали все приграничные районы Забайкалья: Красночикойский, Кыринский, Акшинский, Ононский, Борзинский, Забайкальский, Краснокаменский, Приаргунский, Калганский, Нер-Заводский, Газ-Заводский, Могочинский. И если с забайкальским «ящиком Пандоры» — Приаргунским районом — где ежегодно наблюдаются вспышки всяких коровьих зараз, все более-менее понятно, то к таким таежным районам, как Красночикойский или Кыринский, которые по этим показателям чисты как юные девы, вопросов возникнуть не должно было.

Любовь Сакияева, глава одного из таких районов, вообще считает принятое Москвой решение предтечей коллапса и социального взрыва.

— Я вообще не понимаю, как наш Кыринский район сюда попал. У нас не было ящура с 1960 года. В любом случае можно говорить о коллапсе, о социальном взрыве. Все эти районы — животноводческие. Скотина — порой единственное средство к существованию. Одеть, прокормить семью, выучить детей в институте, съездить на курорт подлечиться — все это за счет реализации мяса. Кому такое в голову могло прийти, не понимаю. Для экономики моего района, да и всего нашего животноводческого края, это катастрофа. Я уже обратилась к депутату Госдумы Владимир Позднякову, к депутату ЗакСа от Кыры Анатолию Вершинину, пусть подключаются, — сказала Сакияева.

В самом гнезде заразы — Приаргунском районе — паники пока не наблюдается. Роман Козлов, руководитель одного из крестьянско-фермерских хозяйств, известие о принятых Россельхознадзором «карательных» мерах встретил спокойно. «Конечно, проблем прибавится, — считает он, — но это за карантинную территорию мясо вывозить будет запрещено, на месте же продавать будет можно».

Андрей Марков, хозяин забойного цеха из другого района, Борзинского, также попавшего в немилость, о происходящем узнал из новостей «Вечорки». Скотину для своего цеха он скупает как раз в районах, названных неблагополучными.

— Я обо всем узнал с вашего сайта (gazetavechorka.ru). Сейчас скот нам практически не сдают, поэтому я еще не понял, о каких последствиях можно говорить. Мне звонили из Краснокаменска, на днях подготовлю документы и поеду закупать, потом отзвонюсь, — пообещал нам Андрей.

А тем временем в Чите

Новость о том, что в животноводческих районах, отнесенных к неблагополучным, возникнут проблемы с реализацией мяса, была опубликована на сайте «Вечорки» на прошлой неделе. В считанные часы она побила все рекорды по просмотрам, опередив даже сюжеты из рубрики «Декриминализация», где мы пишем о забайкальских бандитах. Это говорит лишь о том, насколько зависима забайкальская глубинка от животноводства, которое уничтожается недальновидным решением московских чиновников.

7 марта на отраслевом совещании в Чите губернатор Осипов спросил у руководителя краевой ветслужбы Андрея Лима, во всех ли районах, включенных в список неблагополучных, были вспышки ящура. Лим ответил отрицательно.

— У нас шесть районов (Красночикойский, Кыринский, Акшинский Нер-Заводский, Газ-заводский, Могочинский), где не было вспышек ящура. Мы доказывали центральному аппарату Россельхознадзора, что нет смысла вводить ограничения в этих районах, где никогда ящур не регистрировался. Но они и слышать не хотят и настаивают на том, что на данном этапе приграничные районы в силу возможности переноса заболеваний все-таки оставить в статусе «с неблагополучной вакцинацией», — сказал Лим.

Там же выступил с докладом министр сельского хозяйства Забайкалья Денис Бочкарев. Он умудрился за все время ни словом не обмолвиться об этой проблеме, за что тут же получил вербальный подзатыльник от губернатора Осипова.

— Почему вы в докладе не затронули проблему? Этим вопросом нужно всерьез заниматься. Нужны конкретные цифры, надо смотреть район, считать, сколько там было животных, сколько люди продавали, в каком объеме. Нужно понимать, что сейчас произойдет с ценой, с физической возможностью продажи этого мяса. Нужно рассчитать социально-экономические последствия и согласно этим последствиям принимать решения, если можем чем-то помочь на краевом уровне, — отчитал министра Осипов.

Ящурная резервация

Не без труда нам удалось обнаружить мало-мальски внятную аргументацию федералов столь варварского отношения к родным животноводам. Под замес, оказывается, попал не только Забайкальский край, а практически все регионы юга России. Причиной нынешнего ажиотажа стало решение № 273 Россельхознадзора «Об установлении статусов регионов по заразным болезням животных и условиях перемещения подконтрольных госветнадзору товаров». Оно вступило в силу 17 февраля. Введение «регионализации» было анонсировано еще в 2017 году. Но в январе 2020 года ведомство внесло изменения, касающиеся перевозки мясной продукции из зон с разным статусом по ящуру.

Как сообщает сайт agrobook.ru, решение о регионализации по ящуру принято для поддержания нашей страной статуса «свободной от ящура без вакцинации». Он был присужден Всемирной организацией здравоохранения животных (МЭБ).

По мнению журналистов «Вечорки», за всей этой витиеватостью чиновничьих формулировок торчат уши каких-то подлецов, которым начхать на простых тружеников села. На эту тему размышляет на соседней полосе Александр Яременко.

Мы же обращаемся ко всем главам районов и жителям «ящурной резервации», в которую власти превратили юг Забайкалья: пишите и звоните. Вместе мы осилим и этот произвол федеральных властей.

Отдел расследований

Фото из архива «Вечорки»

Часть 2.

Куда уйдет забайкальская земля — китайцам под рапс или в кипрские офшоры?

В минувший четверг на сайте «Вечорки» появилась тревожная новость: «Животноводству Забайкалья приходит конец. Россельхознадзор присвоил 12 приграничным районам края статус неблагополучных по заболеванию ящуром. Иными словами, введен запрет на реализацию свежего мяса в этих животноводческих районах. По некоторым данным, он может продлиться от года до двух».

Иными словами — в течение пары лет жителям этих районов, где почти нет работы и люди выживают только благодаря подсобному или фермерскому хозяйству, придется уничтожить весь свой скот. На что они будут жить — непонятно. Многие, если смогут, уедут в другие места. Производство мяса в Забайкалье резко снизится.

Пока еще не все ясно, но предварительно можно высказать несколько конспирологических предположений.

1. Новые «ножки Буша»

Первое, что приходит в голову, — аналогия с аферой, которая была провернута при Горбачеве — «лучшем немце» и вообще друге Запада. В 1989-1990 годах в стране вдруг разразилась эпидемия сальмонеллеза. Массово забивалась птица, многие птицефабрики были разорены, возник дефицит курятины. С продовольствием вообще тогда творились странные вещи — искусственно создавалась иллюзия наступления голода.

Хотя производство продуктов питания даже при Горбачеве росло опережающими темпами по сравнению с ростом численности населения и заработной платы. Прирост производства в 1987 году по сравнению с 1980 годом в мясной отрасли составлял 135%, в маслосыродельной — 131%, в рыбной — 132%.

Но птицу подсократили существенно. И тут на «помощь» пришли «друзья» из-за океана.

Оказывается, американцы в основном употребляют белое куриное мясо, окорочка на их внутреннем рынке особым спросом не пользуется. Но американцы пока не умеют выращивать курицу без ног, только тушку целиком. А куда девать куриные ноги? Возникает перепроизводство.

Тогда президенту США Бушу-старшему (в отличие от сына, Буша-младшего, он не был дебилом) пришла вполне прагматичная идея — а не загнать ли излишки в виде замороженных куриных окорочков другу Горби?

Так у нас в стране внезапно вспыхнул сальмонеллез. Он, собственно, был всегда, да и сейчас есть. А тут вдруг охватил почти все птицефабрики страны. Кур — под нож и в огонь.

И генеральный секретарь ЦК КПСС, президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев в 1990 году подписал торговое соглашение с президентом США Джорджем Гербертом Уокером Бушем о поставках в СССР замороженных куриных окорочков, прозванных в народе «ножками Буша».

Возможно и теперь, уже с помощью «эпидемии» ящура, рынок страны начинают зачищать под возможные поставки какой-нибудь бразильской говядины, но уже не по «дружбе», как это делал Горбачев, а для того, чтобы, сидя в Москве, состригать свои проценты от импорта. Для чиновников это в тыщу раз выгоднее, чем развивать животноводство в стране. Не вкладывать же нефтедоллары в производство!

Ах, забыл про импортозамещение. Ну да, ну да…

2. Земля — китайцам

С середины XVI века в Англии происходила аграрно-промышленная революция, начинался период мануфактурного производства. Основным экспортным товаром Англии стала шесть и знаменитые английские шерстяные ткани — около 80% всего экспорта. Для работы на мануфактурах требовались рабочие, а для разведения овец — пастбища.

Задача решалась просто — с помощью обезземеливания крестьян. Разоренные сельские жители потянулись в города и стали работниками мануфактурных фабрик, а на освобожденных землях стали пастись стада овец, дававших шесть для производства тканей. Хлеб стало дешевле ввозить из Европы, поскольку спрос и цены на шерстяные ткани в той же Европе выросли многократно.

Крупные землевладельцы сами превращали свои пашни в пастбища, а общинные земли отбирались путем так называемого «огораживания» — участок земли обносился изгородью, и внутрь уже никого не пускали. Не обладавшие правом собственности на землю крестьяне-арендаторы просто изгонялись с земли.

Не нашедшие себе места на производстве тканей крестьяне нашли его на виселице. Подавляющее большинство бывших сельских мелких арендаторов стали нищими бродягами, а по закону о бродяжничестве их просто казнили.

В XXI веке так просто и негуманно поступать с людьми власть не решается даже в Африке. А земля нужна. Уйдет ли она в конечном итоге крупным агрохолдингам или просто будет сдана в аренду Китаю напрямую или через посредничество какого-нибудь племзавода «Комсомолец» — людям, предки которых веками на этой земле жили, все равно. И хоть вешать уже не будут, но земельные паи отберут.

В самом деле — если разводить скот на продажу нельзя, то зачем нужны пастбища и земля для покосов? Платить за неиспользуемую землю никто не станет, все продадут (или сдадут за бесценок) свои земельные паи, а тут и «Комсомолец» уже ждет.

В итоге версия вторая: объявление ящура на территории — это огораживание XXI века.

3. Борьба за рынок

Начнем с аксиомы: монополизация всех экономически выгодных производств и видов деятельности в олигархическом государстве — это естественный процесс, суровая неизбежность. Дошла очередь и до производства продуктов питания, в частности до мясной промышленности.

Крупные агрохолдинги постепенно захватывают все в свои руки. Основой мясной промышленности в стране на протяжении последних лет являются примерно 20-25 холдингов, на чью долю приходится около половины производимой продукции, и эта доля имеет тенденцию расти.

Производство продуктов питания тесно связано с вопросами их реализации. Понятно, что холдинги работают в симбиозе с крупными розничными сетями. И тут неизбежно простое соображение: чем меньше продуктов продается через систему рынков или просто через перекупщиков, тем больше население вынуждено покупать еду в сетевых магазинах. Поэтому и холдинги, и сетевики не заинтересованы в мелкотоварном крестьянском производстве.

Сетевые торговые компании получают большую часть продовольственных товаров от крупных сельскохозяйственных предприятий и предприятий пищевой промышленности. Российский фермер, относящийся к разряду малого предпринимательства, торговым гигантам не нужен.

Кстати, в этих секторах сложилась любопытная ситуация. По данным доктора экономических наук Валентина Катасонова, именно в сфере оптовой и розничной торговли в России особенно значительна доля иностранного участия — более 81% уставного капитала. Например, известная читинцам сеть магазинов «Народный» — голландская фирма. А в смежной пищевой промышленности не менее 2/3 отрасли контролируется иностранным капиталом, в том числе многие из упомянутой двадцатки мясных холдингов.

Версия третья: забайкальские производители мяса уничтожаются в угоду крупным агрохолдингам.

Он вам не Димон

Братья Линник

Теперь простой вопрос: отгадайте с одного раза, какая у нас в стране самая рекламируемая мясоперерабатывающая компания? Достаточно в течение часа посмотреть телевизор, и ответ очевиден — «Мираторг». Рекламируют свои сосиски, котлеты, стейки, пельмени и даже корм для кошек и собак. Причем реклама весьма противная, особенно отвратительны два олигофренического вида близнеца, жрущие как животные.

Компания амбициозная и быстро растущая. Занимает второе место среди производителей мяса в стране, крупнейший в России производитель говядины и свинины. Основной поставщик мяса для огромных сетей фастфуда вроде McDonalds и BurgerKing.

Основали компанию в 1995 году братья-близнецы Виктор и Александр Линник, которые занялись импортом в Россию не окорочков, а бразильской и голландской говядины. Позже братья основали собственные свинокомплексы и фермы КРС в России, создали транспортно-логистическую инфраструктуру, освоили производство комбикормов и в конце концов пришли к созданию агропромышленного холдинга, контролирующего все этапы, начиная с поставки сырья, его производства и до реализации готовой продукции.

В 2009 году, в период президентства Дмитрия Медведева, Внешэкономбанк выдал братьям большой кредит, да и в дальнейшем Правительство РФ оказывало компании всемерную поддержку. Именно «Мираторг», по задумке Правительства, должен заменить во всех магазинах страны санкционное мясо отечественным продуктом.

А 3 мая 2019 года пресс-служба Правительства РФ выступила с официальным опровержением родственных связей между братьями Линник и супругой тогдашнего премьер-министра Светланой Медведевой, девичья фамилия которой — вы не поверите — тоже Линник…

Иногда приводится даже такой аргумент: «Не могли же родственники супруги второго лица государства создать аграрного гиганта, все счета и учредительские доли которого находятся за пределами России». А это действительно так — 100% акций «Мираторга» находятся под контролем кипрских офшоров.

О продовольственной безопасности

Нередко этот агрохолдинг получает земли в регионах во временную безвозмездную собственность просто по распоряжению Правительства, но часто и арендует. В этом случае, в полном соответствии с законом, компания, 3 года арендовавшая земли сельхозназначения, имеет право выкупить их для дальнейшей работы, и уже через 3 года земли из собственности регионов переходят в собственность «Мираторга».

Так уже потеряли часть своих земель Брянская, Курская, Смоленская, Калининградская области и другие регионы страны.

Получая гигантскую финансовую помощь из федерального бюджета как предприятие, внесенное в список системообразующих и стратегических, «Мираторг», открывая свои филиалы в регионах, забирает и все дотации, направленные на поддержку местных производителей, оставляя последним лишь несколько процентов.

В итоге значительная часть бюджетной поддержки, выделяемой государством на развитие сельского хозяйства, в том числе в регионах, уходит в кипрские офшоры.

Именно так и работает колониальная экономика.

Александр ЯРЕМЕНКО

Фото Яндекс

Комментарии (2)

Анна

Не знают,как угробить Забайкалье!!! Всё повторяется.Помнится, где- то в 90 - годах под видом ящура больше половины поголовья КРС было уничтожено в Краснокаменском районе.Борзинский мясокомбинат работал в усиленном режиме.Спустя время ветврач в приватной беседе сказал,что была команда " сверху".Эх,селяне,и до каких пор можно терпеть унижение и уничтожение?!!!

Виктор

Чтобы остановить распространение ящура, в Забайкальском районе хватало 2-3 недели. То что сейчас происходит, это явный сговор наших чиновников и "Мироторга" . До каких пор будут унижать Россию наши чиновники, от Москвы и до окраин. Где СЭС, налоговая служба, прокуратура, Ропотребнадзор? Или привыкли работать сидя в кабинетах, и получая за это миллионные откаты!

Оставить комментарий