Чита, Гагарина, 8в

Как «Осиновские» власть брали. Вторая часть подлинной истории самой серьезной банды Забайкалья.

  • 30 мар. 2022 г.
  • /
  • 0
Как «Осиновские» власть брали. Вторая часть подлинной истории самой серьезной банды Забайкалья.

В прошлом номере мы рассказали, как в далеком 1989 году несколько простых читинских парней, среди которых были водители, крановщики, недавние дембеля и просто спортсмены, впервые стали на путь криминала, и как они выросли к 1993 году. А также о схватке «Осиновских» с крупной и могущественной группировкой Сергея Селиверстова по прозвищу Боцман. Сегодня продолжим ворошить прошлое.

Должен остаться только один

Конфликт с Боцманом и его людьми, тлевший с 1992 года, в следующем году перешел в фазу горения. Произошло это после того, как ребята Селиверстова убили друга детства Осины — Андрея Бондаренко по кличке Бай.

В марте 1993 года Бондаренко, проживавший в поселке КСК, пошел выгулять собаку. Его обманом увезли прямо со двора дома. Двое знакомых парней подошли и потребовали срочно ехать, поскольку Осинцева, якобы, подстрелили и срочно требуется его помощь.

Бондаренко спокойно сел с ними в машину, взяв с собой собаку. Больше его в живых никто не видел. Как выяснилось, его увезли в лес в районе городского кладбища. На месте Бая ждал криминальный авторитет Леонид Калинин (Калина), в ту пору входивший в состав группировки Боцмана.

Калина обвинил Бондаренко, который активно промышлял квартирными кражами, в том, что он совершил набег на его квартиру, требовал признаться в содеянном и вернуть похищенное. Допрос сопровождался пыткой ножом — Бая реально резали на куски. В конечном итоге убили вместе с собакой.

Обстоятельства сложились так, что Калинину кровавая обратка от «Осиновских» прилетела только через 11 лет — весной 2004 года его вместе с охранниками расстреляли почти в центре Читы.

Но пока на дворе стоял 1993 год, Осина планировал немного другую месть.

После совета с несколькими людьми — разговор шел в машине, на которой Осинцев в свободное время таксовал, — решено было убить… Селиверстова.

Пусть вас это не удивляет, но бандитская логика той эпохи была немного своеобразной. Заговорщики предположили, что за убийство Калины им начнет мстить уже сам Боцман. К тому же убийство вожака обезглавит конкурирующую группировку, посеет панику и даст «Осиновским» возможность укрепиться.

Выстрелы у «Забайкальца»

Собирать информацию о маршрутах передвижения Боцмана и адресах, где он бывал, поручили несостоявшемуся крановщику Дутову. У него, как мы писали в первой части повествования, к будущей жертве был личный счет. Все началось после того, как Селиверстов с товарищами сильно избили Дутика.

Следил он за своим объектом около месяца, неотрывно следуя за «девяткой» криминального авторитета.

Автомат для будущего убийства тоже нашел Дутов. В этом ему помог бывший сослуживец — в то время такие сделки были в порядке вещей.

Боцмана убили в обед 15 мая 1993 года на перекрестке улиц Калинина (через несколько месяцев ее переименуют в Амурскую) и Полины Осипенко около служебного входа в кинотеатр «Забайкалец».

Машину, остановившуюся на красный сигнал светофора, расстрелял автоматчик на мотоцикле «Ямаха». За рулем мотоцикла сидел все тот же Дутов, который был очень неплохим мотоциклистом, а стрелял Мельничук (Красный). Как дембель бригады специального назначения, он лучше всех в банде умел обращаться с оружием.

Из дымящейся «девятки» извлекли тяжело раненого водителя и труп Боцмана. Гильз на месте происшествия милиция не нашла — Красный стрелял, благоразумно держа автомат в спортивной сумке, чтобы все улики остались внутри.

Мотоцикл утопили в Кеноне в районе мотеля «Красный дракон». В воду бросили и гермошлемы, а чтобы они быстрее тонули, их набили булыжниками. Автомат распилили у кого-то в гараже и раскидали остатки по разным водоемам.

Осинцев на момент преступления сделал себе почти железное алиби — за пару дней до убийства он с несколькими сопровождающими уехал в Братск, чтобы обменять купленную в таксопарке «Волгу» на подержанную иномарку.

Поминки по Боцману

Расстрел Селиверстова имел огромный резонанс, став событием регионального масштаба. Произошедшее обсуждали не только братва и забайкальские правоохранители. Об этом открыто говорили все. Завораживала экстраординарность — таких беспредельных разборок Чита еще не знала.

В день похорон Селиверстова траурная процессия растянулась на несколько километров. Люди шли от 1-го микрорайона, где жил Боцман, до нагорной части города.

На поминках в ресторане «Моран» (сегодня Дворец молодежи «Мегаполис» на площади Революции) столы ломились от яств и алкоголя. Пускали туда реально всех.

Рассказывают, что в трауре по убиенному авторитету братва дошла до откровенной наглости — бандиты потребовали от директоров читинских школ перенести на несколько дней выпускные вечера, поскольку в 1993 году на дату их проведения приходился срок в 40 дней с момента гибели Боцмана.

К счастью, продавить это требование бандитам не дали.

Милиция очень быстро вышла на Дутова. Зацепкой стал яркий и приметный мотоцикл. Выяснилось, что за несколько дней до расстрела он изрядно поколесил по городу на «Ямахе». Чудо японской техники горожане вспомнили в нужный момент. Почему для убийства использовали приметный транспорт, а не простенькую «Яву» или Иж-»Юпитер», которых было пруд пруди, так и осталось загадкой.

Задержанного Дутова, которого сыщики уже успели раскрутить на признательные показания, через какое-то время почему-то отпустили. И бандит сбежал из Читы. Поговаривают, что несостоявшийся крановщик и бывший пэтэушник с КСК скрылся от правосудия где-то на Украине. Ходили слухи, что там он был убит, но подтверждения этому нет до сих пор.

Как нет до сих пор ответа на вопрос о том, почему информацию, полученную по горячим следам по убийству Селиверстова-Боцмана, правоохранители смогут легализовать лишь в 2012 году, когда Осинцев и Мельничук вновь попадут за решетку.

Все знали все еще в 1993-м.

«Березка» раздора

В феврале 1993 года, незадолго до убийства Боцмана, бойцы «Осиновской» преступной группировки приняли участие в вооруженном налете на гостиницу лыжной базы «Березка».

Целью тщательно спланированной акции должно было стать физическое уничтожение представителей чеченской преступной группировки. Гости из гордой, но в ту пору никому не подконтрольной дудаевской Ичкерии, прибыли в Забайкалье брать нахрапом наиболее лакомые куски зарождающегося бизнеса. В первую очередь — золотодобычу и перегон японских иномарок.

Разрабатывали и осуществляли операцию почти все читинские ОПГ сразу. Боевиками должны были стать члены т.н. «Первомайской бригады» во главе с братьями Иконниковыми — бывшими старателями-вахтовиками, пустившимися в 90-е годы в лютый криминал. Разведку на базе профессионально провел лично Мельничук-Красный. Часть оружия из своих запасов предоставил Осинцев.

Однако непосредственно в день расстрела все пошло не так.

Во-первых, чеченцев на базе просто не было — о налете их явно предупредили. Бандиты обстреляли пустую гостиницу.

Во-вторых, охраной был серьезно ранен Олег Иконников. В областной (сейчас краевой — ред.) клинической больнице лидера «первомайских» бандитов задержали сотрудники милиции.

После этого началась массированная работа сыщиков по всей верхушке читинского криминалитета. Задержания бандитов проходили в самых разных местах России и ближнего зарубежья до середины следующего, 1994 года.

На скамье подсудимых по делу, названному в прессе «Делом “Березки”«, оказались сразу 22 человека, в их числе Осинцев и его подручный Зимин.

Мельничука тоже взяли, но за какую-то услугу следствию ему удалось выйти под залог. Он сразу же исчез из города.

Вторично Красного взяли только в 1997 году в Москве при попытке совершения разбойного нападения на двух читинских предпринимательниц. Торговок шубами должны были ограбить в самом центре Белокаменной — в гостинице «Москва» на Манежной площади — с видом на Кремль в прямом смысле.

Осинцева в декабре 1996 года осудили на восемь лет за бандитизм по делу «Березки».

Лишившись криминальных покровителей, группировка залегла на дно, но своего существования не прекратила. Оставшаяся на свободе молодая криминальная поросль явно не была расположена к законному труду.

Реинкарнация банды стартовала летом 2001 года, когда Осинцев вышел по УДО, отсидев в колонии менее пяти лет.

И тогда в Забайкалье начались такие события, после которых 90-е годы кажутся скучной рекламной паузой перед лихим боевиком.

(Продолжение следует)